redtigra: (Default)
На ближайшее прочтение:
Отсюда через [livejournal.com profile] ivanov_petrov:

Consciousness and abilities of dream characters observed during lucid dreaming. by Paul Thaley

Его же лондонская лекция Overview of the Development of Lucid Dream Research in Germany, 1989 год.

[1 часть], [2 часть]

Книга С.Лаберже "Исследование мира осознанных сновидений" (скачать)
redtigra: (Default)
На ближайшее прочтение:
Отсюда через [livejournal.com profile] ivanov_petrov:

Consciousness and abilities of dream characters observed during lucid dreaming. by Paul Thaley

Его же лондонская лекция Overview of the Development of Lucid Dream Research in Germany, 1989 год.

[1 часть], [2 часть]

Книга С.Лаберже "Исследование мира осознанных сновидений" (скачать)
redtigra: (Default)
Мне в руки попал последний номер "Иерусалимского журнала", частично посвященный памяти чудесной Ренаты Мухи. Среди вспоминавших фигурировала Дина Рубина, и я, разумеется, первым делом полезла на соответствующую страничку. (Оказывается, либрусек уже выложил этот текстик, так что прошу.)

Я люблю Рубину - а вот ее воспоминания о ком-то не люблю. Собственно, до сих пор я читала их, кажется, только о Губермане, так что правильней сказать - ее воспоминания о Губермане мне не пришлись. Ну вот теперь я читала еще и воспоминания о Мухе.

У меня последние несколько лет немного странное ощущение от Рубиной. Я исправно читаю все, что она пишет - "Последний кабан...", "Мессия", "На Верхней Масловке", "Во вратах твоих" для меня книги очень значимые, и никакого прошедшего времени.

При этом, начиная с "На солнечной стороне улицы" странное ощущение возникло, на "Почерке Леонардо" окрепло, на "Белой голубке Кордовы" сформировалось окончательно.

У меня впечатление, что Дина Ильинична стала Маститым Писателем. Все с большой буквы не почтения для, но для выражения концепта.

Воплощенный Маститый Писатель.

Ее стало так много внутри себя, что куда в тексте не пойди - натыкаешься на неогибаемую личность автора. В "Почерке Леонардо" это особенно заметно: прием письма "разными голосами" вообще дело трудное и редко удачно воплощаемое, а тут и вовсе не получилось - все персонажи говорят с хорошо узнаваемыми интонациями Рубиной, и никакие попытки заставить менее образованного героя говорить как-нибудь менее образованно, ничего не дают - личность автора проступает, хоть ты что.

И уже не читаешь про то, что видит и пишет Рубина, а читаешь про Рубину, которая Пишет, Видит, Несет Себя, Наблюдает За Бегом Своего Пера, Уместно Матерится, Поправляет Шляпу, Смотрит На Барселону... и так далее. Все с большой буквы. Дина Ильинична себя несет и со вкусом и обстоятельно вносит в литературу и на сцену.

Романистика при этом получается высочайшего класса. Я серьезно. Каждая книга - бестселлер уровня лучшего Хейли или Ладлэма. Читается на одном дыхании, правда.

Но перечитывать не хочется, по крайней мере мне.

Почему я начала с воспоминаний о Мухе?

Потому что не получились воспомнания, на мой неискушенный взгляд. Как и с Губерманом, никак не удалось написать те искры, летевшие от человека, ту энергию счастья, которой этот человек (судя по нелитературным воспоминаниям и его - ее - стихам) обладал - я о Мухе говорю, Губерман, трижды тьфу, жив вполне и открывает гариками тот самый номер журнала.

(Справедливости для скажу, что читала единственные воспоминания, дышавшие тем, о ком писались - воспоминания Цветаевой о Волошине. Но у меня невелик начитанный запас в этой области).

И именно на воспоминаниях о Ренате я вдруг очень поняла - почему.

Потому что коротенький текст начинается словами "Не могу простить себе, что так и не уговорила ее записать блистательные устные рассказы..."

Здравствуйте, дорогая Дина Ильинична, мы тоже за вами скучали. Как это мило со стороны Ренаты Мухи дать нам такой повод еще раз взглянуть на терпкую вашу красоту.

Из семи записанных историй две - пересказ того, что Муха рассказывала о Рубиной. Ярко, выпукло, с тем самым Уместным Матерком - будь Рубина мужчиной, тут бы возник басовитый такой, грудной хохоток, каракулевый, дорогой, Маститый.

Я по-прежнему буду читать новые ее вещи, это в любом случае - очень качественное чтиво, хорошо, подробно сделанное (хотя - ах это одеть-надеть, вот и Рубина не устояла, ах и ох - но тем не менее, это хорошие книги). Кроме того, вот уже второй роман с настолько подробно сделанной "кухней", что Хейли умывается слезами - и это правда ужасно интересно.

Буду читать, как бережно она проносит себя через текст, как заботливо поворачивает тем боком и этим, чтобы дать нам рассмотреть как следует, буду поеживаться от странного ощущения каменного гостя где-то неподалеку.

Только воспоминания у памятников не получаются никак. Никого они толком, кроме себя - не помнят.

Дисклеймер: Это Humble Opinion. Я имею в виду, что я высказала мнение, но спорить не буду ни с кем.
redtigra: (Default)
Мне в руки попал последний номер "Иерусалимского журнала", частично посвященный памяти чудесной Ренаты Мухи. Среди вспоминавших фигурировала Дина Рубина, и я, разумеется, первым делом полезла на соответствующую страничку. (Оказывается, либрусек уже выложил этот текстик, так что прошу.)

Я люблю Рубину - а вот ее воспоминания о ком-то не люблю. Собственно, до сих пор я читала их, кажется, только о Губермане, так что правильней сказать - ее воспоминания о Губермане мне не пришлись. Ну вот теперь я читала еще и воспоминания о Мухе.

У меня последние несколько лет немного странное ощущение от Рубиной. Я исправно читаю все, что она пишет - "Последний кабан...", "Мессия", "На Верхней Масловке", "Во вратах твоих" для меня книги очень значимые, и никакого прошедшего времени.

При этом, начиная с "На солнечной стороне улицы" странное ощущение возникло, на "Почерке Леонардо" окрепло, на "Белой голубке Кордовы" сформировалось окончательно.

У меня впечатление, что Дина Ильинична стала Маститым Писателем. Все с большой буквы не почтения для, но для выражения концепта.

Воплощенный Маститый Писатель.

Ее стало так много внутри себя, что куда в тексте не пойди - натыкаешься на неогибаемую личность автора. В "Почерке Леонардо" это особенно заметно: прием письма "разными голосами" вообще дело трудное и редко удачно воплощаемое, а тут и вовсе не получилось - все персонажи говорят с хорошо узнаваемыми интонациями Рубиной, и никакие попытки заставить менее образованного героя говорить как-нибудь менее образованно, ничего не дают - личность автора проступает, хоть ты что.

И уже не читаешь про то, что видит и пишет Рубина, а читаешь про Рубину, которая Пишет, Видит, Несет Себя, Наблюдает За Бегом Своего Пера, Уместно Матерится, Поправляет Шляпу, Смотрит На Барселону... и так далее. Все с большой буквы. Дина Ильинична себя несет и со вкусом и обстоятельно вносит в литературу и на сцену.

Романистика при этом получается высочайшего класса. Я серьезно. Каждая книга - бестселлер уровня лучшего Хейли или Ладлэма. Читается на одном дыхании, правда.

Но перечитывать не хочется, по крайней мере мне.

Почему я начала с воспоминаний о Мухе?

Потому что не получились воспомнания, на мой неискушенный взгляд. Как и с Губерманом, никак не удалось написать те искры, летевшие от человека, ту энергию счастья, которой этот человек (судя по нелитературным воспоминаниям и его - ее - стихам) обладал - я о Мухе говорю, Губерман, трижды тьфу, жив вполне и открывает гариками тот самый номер журнала.

(Справедливости для скажу, что читала единственные воспоминания, дышавшие тем, о ком писались - воспоминания Цветаевой о Волошине. Но у меня невелик начитанный запас в этой области).

И именно на воспоминаниях о Ренате я вдруг очень поняла - почему.

Потому что коротенький текст начинается словами "Не могу простить себе, что так и не уговорила ее записать блистательные устные рассказы..."

Здравствуйте, дорогая Дина Ильинична, мы тоже за вами скучали. Как это мило со стороны Ренаты Мухи дать нам такой повод еще раз взглянуть на терпкую вашу красоту.

Из семи записанных историй две - пересказ того, что Муха рассказывала о Рубиной. Ярко, выпукло, с тем самым Уместным Матерком - будь Рубина мужчиной, тут бы возник басовитый такой, грудной хохоток, каракулевый, дорогой, Маститый.

Я по-прежнему буду читать новые ее вещи, это в любом случае - очень качественное чтиво, хорошо, подробно сделанное (хотя - ах это одеть-надеть, вот и Рубина не устояла, ах и ох - но тем не менее, это хорошие книги). Кроме того, вот уже второй роман с настолько подробно сделанной "кухней", что Хейли умывается слезами - и это правда ужасно интересно.

Буду читать, как бережно она проносит себя через текст, как заботливо поворачивает тем боком и этим, чтобы дать нам рассмотреть как следует, буду поеживаться от странного ощущения каменного гостя где-то неподалеку.

Только воспоминания у памятников не получаются никак. Никого они толком, кроме себя - не помнят.

Дисклеймер: Это Humble Opinion. Я имею в виду, что я высказала мнение, но спорить не буду ни с кем.
redtigra: (Default)
[livejournal.com profile] krissja привезла нам "Вернуться по следам". Не читай так быстро, сказал Стр, растяни удовольствие... хотя сам я прочел за четыре часа. Я давно от него подобного не слышала.

Я ее проглотила разом. Это отличная книга, ребяты, просто отличная. Она не пострадала от переноса на бумагу с экрана никак. Она цельная и точная, и язык очень уместен. Она как-то очень точно попадает в самое яблочко души.

Я хочу сказать, что это strongly recommended. Мне кажется, нет нужды в рецензиях, идите и читайте.

У меня там свой еще фокус, и он меня затянул,конечно, иначе и быть не могло. Я не занималась вольтижировкой, я просто ездила и чуточку прыгала. То есть я как раз из тех, на кого такие, как gloria_muГло, смотрели - заслуженно - свысока. Но во многом мое оторочество определила конюшня. Конюшня была трюковая, каскадная, плюс покупали жеребцов орловцев, холостили, ставили в упряжь и перепродавали - в основном в Англию. Вообще, конюшня исхитрялась как могла, у нас, скажем, стоял конек финского консула в СПб. Они были неленивые ребята, хозяева конюшни, и крутились что есть сил.личное про лошадей )
redtigra: (Default)
[livejournal.com profile] krissja привезла нам "Вернуться по следам". Не читай так быстро, сказал Стр, растяни удовольствие... хотя сам я прочел за четыре часа. Я давно от него подобного не слышала.

Я ее проглотила разом. Это отличная книга, ребяты, просто отличная. Она не пострадала от переноса на бумагу с экрана никак. Она цельная и точная, и язык очень уместен. Она как-то очень точно попадает в самое яблочко души.

Я хочу сказать, что это strongly recommended. Мне кажется, нет нужды в рецензиях, идите и читайте.

У меня там свой еще фокус, и он меня затянул,конечно, иначе и быть не могло. Я не занималась вольтижировкой, я просто ездила и чуточку прыгала. То есть я как раз из тех, на кого такие, как gloria_muГло, смотрели - заслуженно - свысока. Но во многом мое оторочество определила конюшня. Конюшня была трюковая, каскадная, плюс покупали жеребцов орловцев, холостили, ставили в упряжь и перепродавали - в основном в Англию. Вообще, конюшня исхитрялась как могла, у нас, скажем, стоял конек финского консула в СПб. Они были неленивые ребята, хозяева конюшни, и крутились что есть сил.личное про лошадей )
redtigra: (Default)
"Исповедальные беседы" Бергмана.

Здесь не только Laterna Magica, но и собственно исповедальные беседы и два романа.

Мне к прочтению непременно, остальным по желанию.
redtigra: (Default)
"Исповедальные беседы" Бергмана.

Здесь не только Laterna Magica, но и собственно исповедальные беседы и два романа.

Мне к прочтению непременно, остальным по желанию.
redtigra: (Default)
Чтоб не потерять - то, что "защищено" в файрфоксе. Жалко будет, если сессия грохнется, и все пропадет.

(Если кто спросит, не эклектик ли я, я буду знать, что ответить.)

1. Северные сказки, сборник Н.Е.Ончукова, via [livejournal.com profile] yan.

Не знаешь, что и процитировать для примера.

   В зырянской деревушке Пушкиной был дом, и стоял он на берегу Печоры. Весной лед на Печоре тронулся, вода прибыла, берег Печоры весь затопило водой, дом оказался кругом в воде, до того, что на дом нанесло и стало напирать льдину. «Когда льдина, — рассказывал мне Петр Родионович, — стала упирать в избу, зырянин змолился Миколе:      
— Светитель Микола! Милуй дак милуй, а то я тебя колю!
     Льдина-то у него стену и выударила».


Удивительным образом перекликается с известным экземплумом, когда у женщины ребенка унесли волки, и тогда она пошла в церковь и отняла младенца-Иисуса у статуи Богоматери и пообещала бросить его в огонь, кажется, коли та не позаботится о благополучном возвращении ее чада. Ребенка благополучно вернули, поскольку напуганная угрозой Богородица позаботилась об этом.

2. Беседы с Альфредом Шнитке, не помню, кто навел, всяко спасибо.

3. Wandering Willows - говорят, интересная, смешная и симпатичная игра. Не проверяла еще, некогда.

4. Нора Галь. Слово живое и мертвое: от "Маленького принца" до "Корабля дураков" - людям, работающим со словом, мне кажется, очень нужно ее прочесть.

5.  Мы живем в мире одержимости. И мы это знаем. Ни для кого не было бы неожиданностью, если бы однажды безумие вдруг прорвалось в слепое неистовство, которое оставило бы после себя эту бедную европейскую цивилизацию отупелой и умоисступленной, ибо моторы продолжали бы вращаться, а знамена -- реять, но человеческий дух исчез бы навсегда.

Й. Хейзинга "В тени завтрашнего дня" - эта книга у меня в закладках, но мне кажется, она просто много кому может быть интересна. С каждой новой прочитанной строчкой Хейзинги понимаешь, какой большой он был человек. Хейзинга у меня внутри где-то рядом с Гаспаровым и Лотманом - по ощущению, которое возникает во время чтения.

Особо заставляет задуматься то, что доклад, записью которого является "В тени..." читался в 1935 году.

6. Польза от твиттера: блог Джонатана Кэрролла. Англоязычный, понятное дело. Можно отслеживать обновления через его же твиттер.

7. Польза от твиттера Джонатана Кэрролла - очень забавный блог English Russia. Много треша, но и интересного хватает, не говоря уж о чудесной возможности посмотреть, как это воспринимается с "той" стороны - например, посмотреть, как переводятся подписи к старым советским плакатам или современным демотиваторам - над чем они, интересно, смеются при виде белки и обещанием, что она сейчас придет за тобой? Кэрролл же закономерно офигел от надгробий "русских мафиози".
redtigra: (Default)
Чтоб не потерять - то, что "защищено" в файрфоксе. Жалко будет, если сессия грохнется, и все пропадет.

(Если кто спросит, не эклектик ли я, я буду знать, что ответить.)

1. Северные сказки, сборник Н.Е.Ончукова, via [livejournal.com profile] yan.

Не знаешь, что и процитировать для примера.

   В зырянской деревушке Пушкиной был дом, и стоял он на берегу Печоры. Весной лед на Печоре тронулся, вода прибыла, берег Печоры весь затопило водой, дом оказался кругом в воде, до того, что на дом нанесло и стало напирать льдину. «Когда льдина, — рассказывал мне Петр Родионович, — стала упирать в избу, зырянин змолился Миколе:      
— Светитель Микола! Милуй дак милуй, а то я тебя колю!
     Льдина-то у него стену и выударила».


Удивительным образом перекликается с известным экземплумом, когда у женщины ребенка унесли волки, и тогда она пошла в церковь и отняла младенца-Иисуса у статуи Богоматери и пообещала бросить его в огонь, кажется, коли та не позаботится о благополучном возвращении ее чада. Ребенка благополучно вернули, поскольку напуганная угрозой Богородица позаботилась об этом.

2. Беседы с Альфредом Шнитке, не помню, кто навел, всяко спасибо.

3. Wandering Willows - говорят, интересная, смешная и симпатичная игра. Не проверяла еще, некогда.

4. Нора Галь. Слово живое и мертвое: от "Маленького принца" до "Корабля дураков" - людям, работающим со словом, мне кажется, очень нужно ее прочесть.

5.  Мы живем в мире одержимости. И мы это знаем. Ни для кого не было бы неожиданностью, если бы однажды безумие вдруг прорвалось в слепое неистовство, которое оставило бы после себя эту бедную европейскую цивилизацию отупелой и умоисступленной, ибо моторы продолжали бы вращаться, а знамена -- реять, но человеческий дух исчез бы навсегда.

Й. Хейзинга "В тени завтрашнего дня" - эта книга у меня в закладках, но мне кажется, она просто много кому может быть интересна. С каждой новой прочитанной строчкой Хейзинги понимаешь, какой большой он был человек. Хейзинга у меня внутри где-то рядом с Гаспаровым и Лотманом - по ощущению, которое возникает во время чтения.

Особо заставляет задуматься то, что доклад, записью которого является "В тени..." читался в 1935 году.

6. Польза от твиттера: блог Джонатана Кэрролла. Англоязычный, понятное дело. Можно отслеживать обновления через его же твиттер.

7. Польза от твиттера Джонатана Кэрролла - очень забавный блог English Russia. Много треша, но и интересного хватает, не говоря уж о чудесной возможности посмотреть, как это воспринимается с "той" стороны - например, посмотреть, как переводятся подписи к старым советским плакатам или современным демотиваторам - над чем они, интересно, смеются при виде белки и обещанием, что она сейчас придет за тобой? Кэрролл же закономерно офигел от надгробий "русских мафиози".

Read-list

Mar. 10th, 2009 12:23 pm
redtigra: (Default)
Иванов "Золото бунта"
Мартин Эмис, "Деньги", "Успех"
Джонатан Коу "Клуб ракалий" и "Круг замкнулся"
Ирвинг "Правила дома виноделов"
Джонатан Сафран Фоер, "Жутко громко и запредельно близко"
Барнс "Англия, Англия"
Эрленд Лу "Наивно. Супер", "Лучшая страна в мире"
И домучать уже наконец A Thousand Splendid Suns by Hosseini

С благодарностью принимаются рекомендации.

Read-list

Mar. 10th, 2009 12:23 pm
redtigra: (Default)
Иванов "Золото бунта"
Мартин Эмис, "Деньги", "Успех"
Джонатан Коу "Клуб ракалий" и "Круг замкнулся"
Ирвинг "Правила дома виноделов"
Джонатан Сафран Фоер, "Жутко громко и запредельно близко"
Барнс "Англия, Англия"
Эрленд Лу "Наивно. Супер", "Лучшая страна в мире"
И домучать уже наконец A Thousand Splendid Suns by Hosseini

С благодарностью принимаются рекомендации.
redtigra: (Default)
Now is the winter of our discontent
Made glorious summer by this sun of York...

У Радлова:
Здесь нынче солнце Йорка злую зиму
В ликующее лето превратило.


У Донской:
Итак, преобразило солнце Йорка
В благое лето зиму наших смут.


У Лейтина:
Сегодня солнце Йорка превратило
В сверкающее лето зиму распрей


У Дружинина:
Прошла зима междоусобий наших;
Под Йоркским солнцем лето расцвело


И каждый по-своему прав. А у меня осталось любовь первого прочтения, и не из Шекспира даже, а из Стейнбека, и все остальное я тяжеловато воспринимаю, хотя, кажется на первый взгляд, пышно-парадный Лейтин куда ближе к оригиналу. А мне ближе Лозинский, до солнцеворота две недели, буду твердить про себя:

Зима тревоги нашей позади,
К нам с солнцем Йорка лето возвратилось...


Нет ли у кого ссылки на перевод Лозинского?
redtigra: (Default)
Now is the winter of our discontent
Made glorious summer by this sun of York...

У Радлова:
Здесь нынче солнце Йорка злую зиму
В ликующее лето превратило.


У Донской:
Итак, преобразило солнце Йорка
В благое лето зиму наших смут.


У Лейтина:
Сегодня солнце Йорка превратило
В сверкающее лето зиму распрей


У Дружинина:
Прошла зима междоусобий наших;
Под Йоркским солнцем лето расцвело


И каждый по-своему прав. А у меня осталось любовь первого прочтения, и не из Шекспира даже, а из Стейнбека, и все остальное я тяжеловато воспринимаю, хотя, кажется на первый взгляд, пышно-парадный Лейтин куда ближе к оригиналу. А мне ближе Лозинский, до солнцеворота две недели, буду твердить про себя:

Зима тревоги нашей позади,
К нам с солнцем Йорка лето возвратилось...


Нет ли у кого ссылки на перевод Лозинского?
redtigra: (Default)
Полагаю, ресурс неизвестен только ленивому, но все-таки:

http://manybooks.net/

Разумеется, только легальная литература. Но вот Честертон оригинальный, например. Приятен большой выбор форматов, в которых можно скачать текст. Ну словом. Enjoy, если что.
redtigra: (Default)
Полагаю, ресурс неизвестен только ленивому, но все-таки:

http://manybooks.net/

Разумеется, только легальная литература. Но вот Честертон оригинальный, например. Приятен большой выбор форматов, в которых можно скачать текст. Ну словом. Enjoy, если что.
redtigra: (Default)
Я думаю, что мизантроп не может стать мерилом. Мизантропия обаятельна и
привлекательна, как английский дендизм, но она непременно маргинальна.
У меня впечатление, что Набоков мизантроп. Корни этого долго искать не
нужно, да и не в корнях дело - мы же не дантисты. Дело и не в
отсутствие положительного героя - кроме как условно-положительного
Годунова-Чердынцева, который слишком явное авторское я, чтобы стать
обьектом мизантропии. Литературе мизантропия не помеха (скорее
наоборот), но помеха она служению нравственным ориентиром
немаргинальному пласту читателей.

Может и не мизантроп:
отсутствие любви не обязательно означает присутствие ненависти. Однако
любовь Н занята - он любит слово, означающее, призраки, рожденные
составлением слов в цепочки. Хорошие цепочки доставляют ему
удовольствие, плохие - несварение желудка. Это не может стать основой
политики, а быть мерилом означает делать политику.



Сам sguez говорит о детскости зачина, но мне понравилось - хотя, может, изложенное и очевидно.

Мое "понравилось" в данном случае отвелеченно и избавлено от налета личных пристрастий - сама я, при всей страсти к хорошим цепочкам, к Набокову равнодушна вовсе, у Хэма люблю только "Острова в океане" и лишь со Стейнбеком имею многолетний неостывающий роман и даже в Монерей ездила отчасти специально в память о. Там, кстати, и кафе есть - "Стейнбек".
redtigra: (Default)
Я думаю, что мизантроп не может стать мерилом. Мизантропия обаятельна и
привлекательна, как английский дендизм, но она непременно маргинальна.
У меня впечатление, что Набоков мизантроп. Корни этого долго искать не
нужно, да и не в корнях дело - мы же не дантисты. Дело и не в
отсутствие положительного героя - кроме как условно-положительного
Годунова-Чердынцева, который слишком явное авторское я, чтобы стать
обьектом мизантропии. Литературе мизантропия не помеха (скорее
наоборот), но помеха она служению нравственным ориентиром
немаргинальному пласту читателей.

Может и не мизантроп:
отсутствие любви не обязательно означает присутствие ненависти. Однако
любовь Н занята - он любит слово, означающее, призраки, рожденные
составлением слов в цепочки. Хорошие цепочки доставляют ему
удовольствие, плохие - несварение желудка. Это не может стать основой
политики, а быть мерилом означает делать политику.



Сам sguez говорит о детскости зачина, но мне понравилось - хотя, может, изложенное и очевидно.

Мое "понравилось" в данном случае отвелеченно и избавлено от налета личных пристрастий - сама я, при всей страсти к хорошим цепочкам, к Набокову равнодушна вовсе, у Хэма люблю только "Острова в океане" и лишь со Стейнбеком имею многолетний неостывающий роман и даже в Монерей ездила отчасти специально в память о. Там, кстати, и кафе есть - "Стейнбек".
redtigra: (b&w)
1.
"Задверье" Геймана выложили на альдебаране.

Господа, не будьте курдами (с), пользуйтесь благами цивилизации. Комаринец, конечно, очень так себе переводчик, да книга уж больно хороша.

Хотя "Американские боги" все-таки вне конкуренции. Кто их у нас зачитал, черти?

2.
Виктор Клемперер "LTI. Язык третьего рейха. Записная книжка филолога", спасибо [livejournal.com profile] tikkey. Тут просто нечего сказать, it's a must, я не знала, что эта книга есть в сети, а в бумаге где ж ее возьмешь.

3.
Оливер Сакс "Человек, который принял жену за шляпу". Сакс - врач-невролог, книга отнюдь не бель летр, тем не менее, они не случайно встретились в моем доме и моей голове с Гейманом, думается мне. Его недавно переиздали, и мы купили его в бумаге, как и "Задверье", и очень довольны по этому поводу. Моих рифм в этой книге более чем достаточно.
redtigra: (b&w)
1.
"Задверье" Геймана выложили на альдебаране.

Господа, не будьте курдами (с), пользуйтесь благами цивилизации. Комаринец, конечно, очень так себе переводчик, да книга уж больно хороша.

Хотя "Американские боги" все-таки вне конкуренции. Кто их у нас зачитал, черти?

2.
Виктор Клемперер "LTI. Язык третьего рейха. Записная книжка филолога", спасибо [livejournal.com profile] tikkey. Тут просто нечего сказать, it's a must, я не знала, что эта книга есть в сети, а в бумаге где ж ее возьмешь.

3.
Оливер Сакс "Человек, который принял жену за шляпу". Сакс - врач-невролог, книга отнюдь не бель летр, тем не менее, они не случайно встретились в моем доме и моей голове с Гейманом, думается мне. Его недавно переиздали, и мы купили его в бумаге, как и "Задверье", и очень довольны по этому поводу. Моих рифм в этой книге более чем достаточно.

September 2017

S M T W T F S
     1 2
34 56789
101112 13 141516
17181920 212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 01:01 am
Powered by Dreamwidth Studios