redtigra: (Default)
"...Варрен распорядился еще немного ослабить трос и уложить пациента иначе, немного повернув набок. Затем он кивнул одному из «дрессеров». Тот принес длинную черную сигару и почти до половины ввел ее в задний проход пациента. Тогда мне еще не был известен этот странный метод, которым пользовались, чтобы добиться расслабления сведенных мышц... В результате экспериментов удалось установить, что никотиновое отравление вследствие злоупотребления табаком может вызвать расслабление большей части мышечного аппарата. Реакция медиков не заставила себя долго ждать: в некоторых случаях, когда предстояла сложная операция на области, покрытой плотным слоем мышечной ткани, в кишку впрыскивали табачный отвар, где он тут же всасывался и в большинстве случаев имел желаемый эффект. Действие никотина после этого удачного впрыскивания почти никак нельзя было проконтролировать. Зачастую после успешной операции он приводил к смертельным отравлениям. Поэтому врачи додумались до простого введения в прямую кишку крепкой сигары. Но всасывание в данном случае занимало несколько больше времени. Но зато сигару можно было изъять, как только никотин возымеет свое действие. "

Юрген Торвальд, "Век хирургов" (рекомендую, как и остального Торвальда, тем, кто, подобно мне, сам не свой до криминалистического и медицинского нон-фикшена).
redtigra: (Default)
— Отчего народ в перепуге?
— Идут варвары, скоро будут здесь.
— Отчего сенаторы не у дела?
— Идут варвары, их и будет власть.
— Отчего император застыл на троне?
— Идут варвары, он воздаст им честь.
— Отчего вся знать в золоте и каменьях?
— Идут варвары, они любят блеск.
— Отчего ораторы онемели?
— Идут варвары, они не любят слов.
— Отчего не работают водопроводы?
— Идут варвары, спрашивайте их.
— Отчего все кричат и разбегаются?
Весть с границы: варвары не пришли,
Варваров вовсе и не было.
Что теперь будет?
С варварами была хоть какая-то ясность.

(c) Кавафис в переводе Гаспарова.

Слушаю лекцию Сонькина вместо работы, позорище. Но лекция больно хорошая.
redtigra: (Default)
Пока я раскачивалась, как бы эдак сказать, человек прекрасно сформулировал.

Так что да, я тоже считаю, что Нобелевскую премию Алексиевич получила заслуженно. И да, Нобелевка всегда была глубоко интегрирована в момент - что, как ни странно, не синоним конъюнктурности.

И - с другой стороны - право, граждане, перестаньте махать флагами "Наконец-то истинная литература награждена, не то что все эти псевдоумники!" Это... бакланизм, такое противопоставление. Честное слово.

Это очень важно, поэтому вывожу в самостоятельный пост свой комментарий на ветке друга. Друг мой (настоящий глубокий поэт!) выразил несогласие: "...художники слова отодвинуты в пользу не художника, которому и дана мировая премия Художника Слова". Это - по поводу вручения премии Алексиевич. Вот что я ответил:
"Никогда в жизни Нобельевская премия не являлась премией Художника Слова. Это все твое воображение. В завещании Нобеля, каждой букве которого свято служит нобелевский комитет, есть только ДВА определения, которые делают тебя достойным этой награды: общее для всех премий ("conferred the greatest benefit to mankind") и частное для литературы ("one part to the person who shall have produced in the field of literature the most outstanding work in an ideal direction"). Исключительные достижения во имя развития идеи никогда не были и не будут, слава богу, синонимами художественности, эстетичности, стиля и проч. Это прямая аллюзия на "benefit to mankind": развитие ЧЕРЕЗ литературу идеи, которая служит благу человечества. Какому благу человечества может служить гениальный эстет, стилист и адский мизантроп Луи-Фердинан Селин?! Думаю, ты прекрасно чувствуешь эту грань. Поскольку в разные годы понимание того, что есть благо для человечества менялось, менялись и критерии отбора для нобелевской премии. Премия Шолохову, премия Бродскому и премия Алексиевич - это не уравнение по эстетическим достоинствам, а оценка соответствия творчества этих людей представлениям общества о гуманитарном благе. Сегодня таким благом является однозначно противостояние адской злобе, которая поднимает свои драконьи головы одновременно со всех сторон. По этой причине написанное Алексиевич (с единственным пафосом: оставьте людей в покое и дайте им жить в МИРЕ!) как ничто другое соответствует движению in an ideal direction".
redtigra: (Default)
...В нейробиологии есть очень известный случай, когда одному из пациентов необходимо было сделать операцию на мозге по медицинским показаниям. Операция прошла успешно, казалось, что все хорошо, но через некоторое время этот человек снова обратился к врачам, сказав, что он не может нормально функционировать, он не может нормально жить.
...В этот момент стало понятно, что у этого человека был нарушен процесс принятия решений. Когда стали разбираться, оказалось, что это происходит во всех элементах его жизни. Например, он может с утра долго выбирать, идти ему на работу или нет. Если он видит две газеты, он будет два часа выбирать, какую из них хочет прочитать. Если ему предложить два фильма, он будет выбирать, какой хочет посмотреть, но в итоге так и не сделает выбор.
Оказалось, что в процессе операции на мозге, которая была ему проведена, неизбежным образом были затронуты области, отвечающие за обработку эмоций, за эмоциональную окраску различных альтернатив, которые перед нами стоят.
В результате получилось так, что человек, не имеющий возможности обрабатывать свои эмоции, не может сделать никакого выбора.

http://postnauka.ru/video/45460

via [livejournal.com profile] ivanov_petrov

На память, на поговорить или подумать.

UPD. Я сложила сюда только цитату, которая мне по ряду причин сейчас интересна. Ссылка ведет на лекцию по поведенческой экономике, которая - лекция - на самом деле ничего особенного из себя не представляет. В моем неспешном чтении сейчас наверху списка висит Даниель Канеманн, который, собственно, эту поведенческую экономику и сформулировал, за что и получил нобелевку. Читать его очень интересно, хотя у меня лично не получается быстро; и вот его книги мне бы хотелось иметь в бумаге. Ну и strongly recommended. Может быть, я соберусь написать о "Думай медленно, решай быстро" (а также о том, что переводчикам названий нужно отпиливать голову тупой пилой).
redtigra: (Default)
И тут я подумал: не отражает ли этот, отчасти болезненный, часто инфантильный, настойчивый поиск морального авторитета некоего монархического атавизма? Не в банальном смысле замены монарха Учителем, а в том, что монархическое сознание предполагает определённый принцип организации, единый для разных планов реальности. Мне, честно говоря, трудно представить себе культа гр. Толстого в немонархическом обществе. И именно он, на мой взгляд, создал прецедент и задал параметры взыскуемого авторитета: это должен быть гений высшей лиги (желательно писатель - музыкант или художник сгодился бы во Флоренции XV-XVI вв., а нам подавай писателя!), мыслитель (желательно религиозный, но не вполне традиционного направления), держащийся в стороне от страстей мира сего, но иногда (желательно редко - в особенных случаях) изрекающий веские суждения о происходящем. Подобная фигура привносит в духовную жизнь тот же элемент прочности и ощущение незримой опоры, что и присутствие монарха (даже, прости, Господи, конституционного) в жизнь политическую.
http://buyaner.livejournal.com/156130.html#comments

via [livejournal.com profile] ivanov_petrov
Это мне на додумать, потому что я куда-то в ту же сторону думаю сейчас. Там вообще по ссылке хороший пост, по-моему.
redtigra: (Default)
А я вполне понимаю, почему от евтушенки Бродский просто отмахнулся, а на "талантливого" Вознесенского рухнул с размаху. По-другому и быть не могло. Он же поэт, то есть, его позиция - это позиция языка прежде всего. С точки зрения языка Евтушенко - натужный ремесленник, более или менее успешно применяющий язык как орудие. А Вознесенский истово язык калечил, скручивал и клепал, творил фальшивый скелет никогда не существовавшего динозавра, где половина костей к тому же - пластиковые самоделки. И приплясывал вокруг своего чудовища, бормотал, шаманил, призывал стихии (толпы и государства), и фигачил, фигачил его электричеством. Это теперь нам ясно, что все равно у него был не новый язык, а кадавр - а тогда, думаю, многие на эти гальванические опыты повелись. Бродскому было видно сразу. И его реакция, мне кажется - во многом защитная, как от липкого кошмара.


(c)

Кажется, я уже говорила, что [livejournal.com profile] a7sharp9 пишет редко, а когда это случается, мне хочется, чтобы он написал что-нибудь еще.
redtigra: (Default)
вообще рекомендую этот блог.

Originally posted by [livejournal.com profile] rss_rdiary at post

Михаил Гаспаров


без даты


Православие современное. «Атеисты всемилостивейше пожалованы в действительные статские христиане» (Ключевский, Письма, 1968, 259).



redtigra: (Default)
Руис говорит:

Присциллиан считал, что прежде чем выйти из комнаты, нужно долго биться о её стены, ибо тот, кто сразу замечает дверь или окно, поступает предосудительно.

Бродский говорит:

в каком-то смысле любые формы комфорта — это эскапизм
redtigra: (Default)
Режиссёрам часто говорят, что наша главная задача — заполнить два часа из жизней нескольких миллионов людей и сделать всё возможное, чтобы им не было скучно. Что имеется в виду под скукой? Приблизительно в IV веке нашей эры, Кассаний или, возможно, какой-то другой древний христианский священник, размышлял о феномене, который считался восьмым смертным грехом. Его называли «tristitia» или печаль, вызванная полуденным демоном. Большинством жертв полуденного демона являются отрезанные от окружающего мира монахи. Tristitia начинается около полудня, когда солнечный свет наиболее ярок. Монах пытается сконцентрироваться на молитве, но слышит шаги и подбегает к окну — за окном никого нет. Но вот уже кто-то тихо стучится в дверь — монах открывает дверь, но там тоже никого. Внезапно им овладевает страстное желание оказаться в каком-нибудь другом месте, где угодно, как можно дальше от своей кельи. Это повторяется снова и снова. Монах уже не может молиться, он чувствует себя усталым, голодным, сонным. Без особого труда можно выделить три стадии ennui или скуки: ощущение лишения свободы, побег посредством сна и, наконец, беспокойство (подобное ощущению вины за некое ужасное деяние, которого мы не совершали). Средство, предлагаемое Кассанием от этого недуга, немногим отличается от методов, пропагандируемых современными экспертами индустрии развлечений для поддержания бодрствования на рабочем месте: используй отвлечение внимания для борьбы с отвлечением внимания, применяй яд в качестве лекарства. Если древние священники действительно так считали, я подозреваю, что это было связано с тем, что они не верили в существование демонов. Но предположим, что демоны всё-таки существуют. Представим себе монаха в келье. Он чувствует приближение скуки. Ему слышатся шаги. Но монах скептичен — он знает, что вокруг никого нет. Тем не менее кто-то входит в келью. Монах знает, что это видение нереально, и принимает его как таковое. Видение предлагает монаху унести его из кельи, и монах соглашается. Он перемещается в далёкие земли. Он хочет остаться там, но пришло время возвращаться домой. Вернувшись в келью, монах с удивлением обнаруживает, что путешествие только ухудшило его состояние. Скука становится ещё более невыносимой и теперь имеет онтологическую тяжесть. Назовём это опасное настроение меланхолией. Теперь каждое путешествие из кельи, каждое новое явление его нереального друга делают меланхолию всё более интенсивной. Монах по прежнему не верит в эти видения, но это отсутствие веры становится заразным. Вскоре сама келья, его братья-монахи и даже общение с Богом становятся иллюзией. Его мир оказывается опустошённым развлечениями. Приблизительно тысячу двести лет спустя, во Франции, Блез Паскаль, в одной из глав «Мыслей», посвящённой развлечениям, предупреждает: «Все несчастья человека происходят от его неспособности оставаться в покое в собственной комнате», даже всего лишь на час. Таким образом, вполне возможно, что скука может быть полезной.

<...>

Теория центрального конфликта (в фильмах, порожденный полуденным демоном - redtigra)производит на свет «атлетические» фантазии и предлагает нам отправиться в путешествие. Будучи порабощёнными волей главного героя, мы проходим с ним через различные стадии конфликта, и наш герой является одновременно его стражем и заложником. В конце концов нас отпускают на волю, но мы уже немного печальнее, чем были раньше. Единственная мысль в нашей голове — как можно скорее отправиться в новое путешествие.

Если я не ошибаюсь, доктор Джонсон различал два типа психических заболеваний — меланхолию и энтузиазм. Изучив случай Кристофера Смарта, полного энтузиазма автора новой концовки Библии, Джонсон решил, что одно заболевание можно исцелить другим. В качестве средства против меланхолии он рекомендовал энтузиазм.



<...>
...принцип постоянной враждебности в киноисториях проблематичен ещё и потому, что вынуждает нас становиться на чью-то сторону. Упражнения в подобных фантазиях часто приводят к образованию своего рода онтологического вакуума. Игнорируются вторичные предметы и события (но зачем же называть их вторичными?), и всё внимание сосредотачивается на битве между героями.


Рауль Руис
redtigra: (Default)
120 венчаний Иосифа и Сары Л

В первый раз молодые обвенчались 5 августа 1744 года, когда Иосифу было восемь, а Саре — шесть, и впервые расторгли свой брак шесть дней спустя после того, как Иосиф довел Сару до слез, отказываясь верить, что звезды — это серебряные шляпки гвоздей, которыми тьма приколочена к небосводу. Через четыре дня они поженились вновь после того, как Иосиф просунул под дверь дома Сариных родителей записку: Я обдумал все, что ты мне сказала, и верю, что звезды — это серебряные шляпки гвоздей. Год спустя они расторгли свой брак вторично (Иосифу было девять, Саре — семь) из-за разногласий в вопросе об особенностях дна реки Брод. Неделю спустя они снова сыграли свадьбу, включив на этот раз в список обетов такой: любить друг друга до гроба, независимо от того, есть ли у реки Брод дно, какая там температура (если дно все-таки есть) и какова вероятность существования на этом существующем под вопросом дне морской звезды. На протяжении еледующих семи лет они расторгали свой брак тридцать семь раз, но неизбежно заключали его вновь, постоянно удлиняя список обетов. Они разводились дважды, когда Иосифу было двадцать два, а Саре двадцать, четырежды, когда им было двадцать пять и двадцать три соответственно, и восемь раз — абсолютный рекорд для одного года, — когда ему было тридцать, а ей двадцать восемь. В свой последний брак они вступили в возрасте шестидесяти и пятидесяти восьми, всего за три недели до того, как Сара умерла от разрыва сердца, а Иосиф утопился в ванной. Их брачный контракт и по сей день висит на дверях дома, в котором они то жили, то не жили, — начинаясь у верхней перекладины двери и заканчиваясь над надписью ШАЛОМ на половике у входа:


С чувством бесконечной преданности мы, Иосиф и Сара Л, вновь соединяем себя священными узами брака, клянясь в любви до гроба, признавая, что звезды — это серебряные шляпки гвоздей на небосводе, независимо от того, есть ли у реки Брод дно, какая там температура (если дно все-таки есть) и какова вероятность существования на этом существующем под вопросом дне морской звезды, не обращая внимания на пятна, оставшиеся от виноградного сока, разлитого случайно или намеренно, соглашаясь никогда больше не вспоминать, что Иосиф остался играть с мальчишками в прятки, хотя обещал сидеть с Сарой у прялки, мотая пряжу для лоскутного одеяла, и что Сара собиралась подарить одеяло Иосифу, а не его дружку, полагая несущественными отдельные детали истории о повозке Трахима, как то: была то Чана или Ханна, кто первый увидел всплывшие на поверхность останки повозкикрушения, игнорируя тот очевидный факт, что Иосиф храпит, как боров, и что Сара в постели не подарок, глядя сквозь пальцы на склонность обеих сторон к слишком пристальному разглядыванию представителей противоположного пола, не гоня волну из-за того, какой Иосиф неряха, где снял одежду — там и бросил, ведь Сара ее все равно подберет, выстирает и положит на место, как ему бы следовало, или из-за того, что Сара вечно приебывается ко всякой ерунде — то ей туалетная бумага не в ту сторону раскручивается, то обедать садимся на пять минут позже, потому что, будем честны, если бы не Иосиф, не было бы ни бумаги в сортире, ни обеда на столе, не зацикливаясь на том, какой овощ полезнее — свекла или капуста, абстрагируясь от того, что у одного в башке опилки, а другая хронически мелет чепуху, пробуя вытравить память о некогда зачахшем кустике роз, который кое-кто обещал поливать, пока его жена гостила у родственников в Ровно, принимая друг друга такими, какими мы всегда были, какие есть и какими, скорее всего, останемся… да ниспошлет нам Бог неугасимой любви и крепкого здоровья, аминь.


redtigra: (Default)
Мировоззрение правдолюбца куда сильнее мифологизировано по сравнению с воображением человека, согласного терпеть такие вещи, как вымысел и сказку.
О.

и еще оттуда же:

На деле правдолюбцы весьма часто попадаются и среди публики, полагающей себя культурной. Разница, впрочем, небольшая и касающаяся по большей части не механики редуцирования, а конечного результата. Шансон там заменяется на олдовый рок, например, а Бешеный на Довлатова, само же слово «правда» может замениться на «красиво»; суть же остается неизменной: культурные объекты разделяются на истинные и ложные, и ложные предаются анафеме.

По ссылке традиционно для автора аррогантный и очень стоящий текст.
redtigra: (Default)
Мировоззрение правдолюбца куда сильнее мифологизировано по сравнению с воображением человека, согласного терпеть такие вещи, как вымысел и сказку.
О.

и еще оттуда же:

На деле правдолюбцы весьма часто попадаются и среди публики, полагающей себя культурной. Разница, впрочем, небольшая и касающаяся по большей части не механики редуцирования, а конечного результата. Шансон там заменяется на олдовый рок, например, а Бешеный на Довлатова, само же слово «правда» может замениться на «красиво»; суть же остается неизменной: культурные объекты разделяются на истинные и ложные, и ложные предаются анафеме.

По ссылке традиционно для автора аррогантный и очень стоящий текст.
redtigra: (Default)
Мои странные женщины любят вино и весёлый утренний секс,
Мои странные женщины не в кино, а в жизни находят контекст,
Мои странные женщины – позитив, как старый Moët et Chandon,
Мои странные женщины презерватив называют просто «гондон».
Мои странные женщины все стройны как кони арабских кровей,
Мои странные женщины не юны, но красивы от ног до бровей,
Мои странные женщины любят «транс» и медленный ритм-энд-блюз,
Мои странные женщины дали мне шанс, и знали, что я влюблюсь.
Мои странные женщины любят цветы, которых не знает твоя,
Мои странные женщины жгут мосты, даже если мост – это я,
Мои странные женщины носят духи, от которых винтом голова,
Мои странные женщины любят стихи и мои про любовь слова
Мои странные женщины могут спать, хоть из пушки бей, хоть зови,
Мои странные женщины могут в пять разбудить меня для любви,
Мои странные женщины – не просты, и за это я их терплю,
Мои странные женщины – это ты, и я всех их в тебе люблю.

А.Орлов

via
redtigra: (Default)
Мои странные женщины любят вино и весёлый утренний секс,
Мои странные женщины не в кино, а в жизни находят контекст,
Мои странные женщины – позитив, как старый Moët et Chandon,
Мои странные женщины презерватив называют просто «гондон».
Мои странные женщины все стройны как кони арабских кровей,
Мои странные женщины не юны, но красивы от ног до бровей,
Мои странные женщины любят «транс» и медленный ритм-энд-блюз,
Мои странные женщины дали мне шанс, и знали, что я влюблюсь.
Мои странные женщины любят цветы, которых не знает твоя,
Мои странные женщины жгут мосты, даже если мост – это я,
Мои странные женщины носят духи, от которых винтом голова,
Мои странные женщины любят стихи и мои про любовь слова
Мои странные женщины могут спать, хоть из пушки бей, хоть зови,
Мои странные женщины могут в пять разбудить меня для любви,
Мои странные женщины – не просты, и за это я их терплю,
Мои странные женщины – это ты, и я всех их в тебе люблю.

А.Орлов

via
redtigra: (Default)

Ничего нет нового под луной, все уже было придумано.


За обедом Джулия была занята только ожидающимся приездом своего гостя. Она взяла машину и поехала встречать его на станцию, и к чаю он был уже в Брайдсхеде.
– Мама, ты только погляди на рождественский подарок Рекса!
Рождественским подарком была живая черепашка с инкрустированным бриллиантами по панцирю вензелем Джулии; и это чуточку непристойное живое существо, то беспомощно оскользающееся на паркете, то поднятое для всеобщего осмотрения на ломберный столик или ползущее по ковру, прячась при малейшем прикосновении и тут же снова вытягивая морщинистую шейку и раскачивая серой допотопной головой, стало для меня образом всего того вечера, тем крючком на сети воспоминаний, который зацепляет внимание, хотя нечто гораздо большее совершается у нас на глазах.
– Господи, – сказала леди Марчмейн. – И неужели она ест все то же самое, что и обыкновенная черепаха?.
– А что вы сделаете, когда она подохнет? – спросил мистер Самграсс. – Нельзя ли будет вставить в этот панцирь новую черепаху?
Ивлин Во, "Возвращение в Брайдхед".

via [livejournal.com profile] a_runa
redtigra: (Default)

Ничего нет нового под луной, все уже было придумано.


За обедом Джулия была занята только ожидающимся приездом своего гостя. Она взяла машину и поехала встречать его на станцию, и к чаю он был уже в Брайдсхеде.
– Мама, ты только погляди на рождественский подарок Рекса!
Рождественским подарком была живая черепашка с инкрустированным бриллиантами по панцирю вензелем Джулии; и это чуточку непристойное живое существо, то беспомощно оскользающееся на паркете, то поднятое для всеобщего осмотрения на ломберный столик или ползущее по ковру, прячась при малейшем прикосновении и тут же снова вытягивая морщинистую шейку и раскачивая серой допотопной головой, стало для меня образом всего того вечера, тем крючком на сети воспоминаний, который зацепляет внимание, хотя нечто гораздо большее совершается у нас на глазах.
– Господи, – сказала леди Марчмейн. – И неужели она ест все то же самое, что и обыкновенная черепаха?.
– А что вы сделаете, когда она подохнет? – спросил мистер Самграсс. – Нельзя ли будет вставить в этот панцирь новую черепаху?
Ивлин Во, "Возвращение в Брайдхед".

via [livejournal.com profile] a_runa

Фразы

Aug. 29th, 2007 12:01 pm
redtigra: (Default)
Conspiracy theories are an irresistible labor-saving device in the face of complexity.
H.L. "Skip: Gates, Harvard professor

цит. по книге Bruce Schneier "Beyond Fear"

Фразы

Aug. 29th, 2007 12:01 pm
redtigra: (Default)
Conspiracy theories are an irresistible labor-saving device in the face of complexity.
H.L. "Skip: Gates, Harvard professor

цит. по книге Bruce Schneier "Beyond Fear"
redtigra: (Default)
***
Хотя я человек невротического склада, мое отношение к профессиональной работе всегда отличалось поразительным отсутствием всяких неврозов. Я обладал способностью запрягать демонов в танк. Они были вынуждены приносить пользу. И в то же время наедине мудрили меня и сбивали с толку.

***
Вопрос заключается, по-видимому, в том, есть ли у искусства какие-то альтернативные формы выживания помимо того, что оно является формой досуга: эти интонации, эти цирковые трюки, вся эта бессмыслица, это надутое самодовольство. Если я тем не менее продолжаю оставаться художником, то делаю это уже не ради уверток и взрослых игр, а полностью осознавая, что занимаюсь общепринятой условностью, которая в редкие мгновения может дать мне самому и моим ближним краткие секунды успокоения и размышления. И наконец, основная задача моей профессии - зарабатывать себе на жизнь, и до тех пор, пока никто не ставит этот факт под сомнение, я буду из чистого чувства самосохранения продолжать создавать себя.

***
...обретенное с годами убеждение, что чем неистовее происходящее, тем меньше должно быть участие камеры. Ей надлежит оставаться объективной даже в том случае, когда события взрываются эмоциональными кульминациями.
redtigra: (Default)
***
Хотя я человек невротического склада, мое отношение к профессиональной работе всегда отличалось поразительным отсутствием всяких неврозов. Я обладал способностью запрягать демонов в танк. Они были вынуждены приносить пользу. И в то же время наедине мудрили меня и сбивали с толку.

***
Вопрос заключается, по-видимому, в том, есть ли у искусства какие-то альтернативные формы выживания помимо того, что оно является формой досуга: эти интонации, эти цирковые трюки, вся эта бессмыслица, это надутое самодовольство. Если я тем не менее продолжаю оставаться художником, то делаю это уже не ради уверток и взрослых игр, а полностью осознавая, что занимаюсь общепринятой условностью, которая в редкие мгновения может дать мне самому и моим ближним краткие секунды успокоения и размышления. И наконец, основная задача моей профессии - зарабатывать себе на жизнь, и до тех пор, пока никто не ставит этот факт под сомнение, я буду из чистого чувства самосохранения продолжать создавать себя.

***
...обретенное с годами убеждение, что чем неистовее происходящее, тем меньше должно быть участие камеры. Ей надлежит оставаться объективной даже в том случае, когда события взрываются эмоциональными кульминациями.

September 2017

S M T W T F S
     1 2
34 56789
101112 13 141516
17181920 212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 12:55 am
Powered by Dreamwidth Studios