redtigra: (Default)
Оксанка _ksa, выскочив из комнаты:
- Ты знала, что в 65 году католики деканонизировали Георгия Победоносца?!
- Драконье лобби?
- Нет. Говорят – жизнеописание неправдоподобное, чудес слишком много.
Я, флегматично:
- Они Евангелие-то читали?
redtigra: (Default)
- Луци, мы хотим поника дочке купить. Нашли отличную кобылку, пегую, хорошенькую, обседланную, объезженную. Только у нее проблема – она женщин не любит.
- ??? Обычно наоборот.
- Ну вот с парнями нормально, а с женщинами нет. У нее хозяйка была, она ее обижала, вот с тех пор она на них нервно реагирует.
- А как это проявляется?
- Ну вот если женщина в бокс заходит, кобыла убегает в угол, поворачивается задом, может лягнуть. Но на корде отличная! Спокойная, ровная, слушается! Можно ее ребенку?
Пауза.
- Ну понимаете, - говорит задумчиво Луцка, - все зависит от того, нужен ли вам этот ребенок...
redtigra: (Default)
-...Ну ты же знаешь, в средневековье дьявола часто привлекали к сложному строительству.
- Знаю, конечно. Мне всегда было интересно, почему он соглашался. Пахать как ослу несколько лет за одну-несчастную душу - что за мотивация?
- Может, он просто мастер, и ему приятно: не работало все, разваливалось, а тут пришел он - и дело пошло. Рукописи, понимаешь, молчат в точности про его мотивацию. Они все больше о том, как его вокруг пальца обвести. Он же обычно спохватывался после строительства, мол, мне душа положена, тут и начиналось. Уйму сил потратили на записи и рецепты, как его вернее околпачить...

Стр замолкает на секунду и продолжает с выраженной досадой:

- И вот писали и писали, как его в дураках оставить, уйму сил и перьев извели. Нет, чтобы писать, как он строил, как расчеты делал, как состав замешивал и кого в подрядчики брал...
redtigra: (Default)
В Праге пивной фестиваль. Куда мы и поехали дружной компанией, включая немца-менеджера.

Менеджер - мужик корпулентный. Вельми. Рассказывает:

- Я вообще-то дайвингом занимаюсь. но ныряю,только если рядом нет гринписовцев. Они скандируют: "Save the whales!" и норовят выпихнуть меня из воды...
redtigra: (Default)
В Праге пивной фестиваль. Куда мы и поехали дружной компанией, включая немца-менеджера.

Менеджер - мужик корпулентный. Вельми. Рассказывает:

- Я вообще-то дайвингом занимаюсь. но ныряю,только если рядом нет гринписовцев. Они скандируют: "Save the whales!" и норовят выпихнуть меня из воды...
redtigra: (Default)
"Не надо так серьезно относиться к себе. К тому, что ты делаешь - да, обязательно. А к себе - не надо".

В электричке на Петергоф говорили - как-то так вышло - о бесконечно обиженных людях, людях, которые относятся к себе бесконечно серьезно. Меня уберегла от этой участи встреча в 14 лет с Шельеном и компанией - компания двно существует по отдельности, а я вышла оттуда с мужем и умением смеяться над собой, без которого в этой остроязыкой тусовке старших выжить было бы затруднительно. Одна из тех вещей, за которые я благодарна нам всем тогдашним - по сей день.

Говорили о том, что жалость к себе занимает много времени и не дает ничего делать. Нужно очень много времени на то, чтобы жалеть себя, а еще более - сил, которых таким образом ни на что не остается.

Говорили о том, что человек ходит с постоянной дырой внутри, дыра орет инфразвуком, заставляя выскакивать сердце, и все силы уходят на то, чтобы эту дыру заткнуть. Простой логический тезис, что, коль скоро силы уходят - то силы эти есть, до сего дня не приходил мне в голову, пока Стр не сказал, что такие люди на самом деле очень сильны.

Понимаешь, сказал Стр, это, как ни странно, неплохое начало, потому что это нытье внутри заставляет быть в постоянной готовности, мобилизует. На этом можно качаться, как в спортзале. Силы прибывают, но с какого-то момента те силы, которые прибывают, пригодны уже только для того, чтобы затыкать эту дыру. Их много, но они однотипные, силы. То есть начало неплохое, но продолжение или тем более завершение - ужасно.

Я вдруг подумала, что природа, разнообразная в проявлениях, все-таки однотипна в процессах и что это очень похоже на наращивание жирового слоя в организме. Жир совершенно необходим, он согревает и питает, он помогает поддержать жизнь в сложные времена, полное отсутствие жира равнозначно тяжелому заболеванию. Но если вовремя не остановить этот процесс, если организм живет в ежесекундном ожидании тяжелых времен и запасается впрок - жир начинает накапливаться и душить того, кого призван защитить. Стискивает сердце, сжимает легкие, забивает кровеносные сосуды, замедляя кровоток. При этом он продолжает выполнять задачу защиты и подкормки, иногда даже абсорбируя токсины, которые человеку с меньшим жировым слоем опасны или даже смертельны; но при этом организм перестраивается и весь уже направлен на сохранение жизни и благоденствия - жиру, перстраивается щитовидка, надрывается печень, бесконечная защита организма превращается в гарроту.

Как-то так живо представился мне человек, еле передвигающийся в свисающих складках собственной жалости к себе, задевающий за углы, спотыкающийся на лестнице и дышащий с хрипом сквозь килограммы собственноручно вскормленной боли, что я никак не могу от это картинки отделаться. Никак.

Может быть, это поможет - думать, срываясь в жалость к себе - что это все-таки срыв с диеты, а обычный фон - не таков, потому что я не хочу чтобы он был таков. Может быть, имеет смысл об этом помнить и держать про запаc что-нибудь вроде мезима или аллохола. Вот эту запись, например.
redtigra: (Default)
"Не надо так серьезно относиться к себе. К тому, что ты делаешь - да, обязательно. А к себе - не надо".

В электричке на Петергоф говорили - как-то так вышло - о бесконечно обиженных людях, людях, которые относятся к себе бесконечно серьезно. Меня уберегла от этой участи встреча в 14 лет с Шельеном и компанией - компания двно существует по отдельности, а я вышла оттуда с мужем и умением смеяться над собой, без которого в этой остроязыкой тусовке старших выжить было бы затруднительно. Одна из тех вещей, за которые я благодарна нам всем тогдашним - по сей день.

Говорили о том, что жалость к себе занимает много времени и не дает ничего делать. Нужно очень много времени на то, чтобы жалеть себя, а еще более - сил, которых таким образом ни на что не остается.

Говорили о том, что человек ходит с постоянной дырой внутри, дыра орет инфразвуком, заставляя выскакивать сердце, и все силы уходят на то, чтобы эту дыру заткнуть. Простой логический тезис, что, коль скоро силы уходят - то силы эти есть, до сего дня не приходил мне в голову, пока Стр не сказал, что такие люди на самом деле очень сильны.

Понимаешь, сказал Стр, это, как ни странно, неплохое начало, потому что это нытье внутри заставляет быть в постоянной готовности, мобилизует. На этом можно качаться, как в спортзале. Силы прибывают, но с какого-то момента те силы, которые прибывают, пригодны уже только для того, чтобы затыкать эту дыру. Их много, но они однотипные, силы. То есть начало неплохое, но продолжение или тем более завершение - ужасно.

Я вдруг подумала, что природа, разнообразная в проявлениях, все-таки однотипна в процессах и что это очень похоже на наращивание жирового слоя в организме. Жир совершенно необходим, он согревает и питает, он помогает поддержать жизнь в сложные времена, полное отсутствие жира равнозначно тяжелому заболеванию. Но если вовремя не остановить этот процесс, если организм живет в ежесекундном ожидании тяжелых времен и запасается впрок - жир начинает накапливаться и душить того, кого призван защитить. Стискивает сердце, сжимает легкие, забивает кровеносные сосуды, замедляя кровоток. При этом он продолжает выполнять задачу защиты и подкормки, иногда даже абсорбируя токсины, которые человеку с меньшим жировым слоем опасны или даже смертельны; но при этом организм перестраивается и весь уже направлен на сохранение жизни и благоденствия - жиру, перстраивается щитовидка, надрывается печень, бесконечная защита организма превращается в гарроту.

Как-то так живо представился мне человек, еле передвигающийся в свисающих складках собственной жалости к себе, задевающий за углы, спотыкающийся на лестнице и дышащий с хрипом сквозь килограммы собственноручно вскормленной боли, что я никак не могу от это картинки отделаться. Никак.

Может быть, это поможет - думать, срываясь в жалость к себе - что это все-таки срыв с диеты, а обычный фон - не таков, потому что я не хочу чтобы он был таков. Может быть, имеет смысл об этом помнить и держать про запаc что-нибудь вроде мезима или аллохола. Вот эту запись, например.
redtigra: (bebebe)
*не без пафоса*:
- Ты - сливки в моем кофе!
- Ага. Особенно если учесть, что ты пьешь черный...
redtigra: (bebebe)
*не без пафоса*:
- Ты - сливки в моем кофе!
- Ага. Особенно если учесть, что ты пьешь черный...
redtigra: (desert)
- А ты себя кем считаешь? Марфой или Марией?
- Все женщины хотят быть Мариями. И почти все - Марфы.
- А ты?
- И я.
- Разве может быть Марфой женщина, с которой можно говорить?
- А нигде не сказано, что с Марфой нельзя говорить. Просто ей в первую очередь нужно накормить и напоить путника, а потом разговоры.
- Но она же и сестру пыталась оттащить?
- Так ведь обидно же ей. И так, поди, всю жизнь - ты его кормишь, поишь, умасливаешь, уставшего - а говорит он не с тобой, а поговорил бы с тобой - может, не хуже бы было. Может, в кои-то веки и ей захотелось послушать странника, а сестру к печи метлой не загонишь. Может, сестры поссорились перед Его приходом - Марфа все тянет на себе, а Марии все нипочем. Озлобляет это. Может, Он пришел в неудачный семейный момент.
- *смех* Да, запросто могу себе представить, как в нашем доме Его просят зайти в другой раз, мы заняты, у нас не выяснена очередная мировая проблема.
- Ну вот видишь.
- Видимо, Мария просто сделала то, что Ему было нужнее.
- Или она просто всегда делала одно и то же с каждым приходящим, а Марфа - тоже одно и то же, но свое. И кому-то приходящему нужнее было одно, а кому-то другое.
- Может быть, и так.
- А вернее, наверное, другое. Это же образ, архетип. Мария - та, что делает Самое Нужное. Когда нужно - вымоет, накормит, уложит спать, не спрашивая ни о чем. Когда нужно - сядет и выслушает то, что пришедшему нет сил нести одному. А Марфа - та несчастная, что всегда делает Не-То, слышит с инверсией, понимает знаки с точностью до наоборот.

В чашечке молоко, в блюдечке пастила. Найти бы толкового апостола, Ассикрита или Анания, обменять у него послания на деяния. (с)
redtigra: (desert)
- А ты себя кем считаешь? Марфой или Марией?
- Все женщины хотят быть Мариями. И почти все - Марфы.
- А ты?
- И я.
- Разве может быть Марфой женщина, с которой можно говорить?
- А нигде не сказано, что с Марфой нельзя говорить. Просто ей в первую очередь нужно накормить и напоить путника, а потом разговоры.
- Но она же и сестру пыталась оттащить?
- Так ведь обидно же ей. И так, поди, всю жизнь - ты его кормишь, поишь, умасливаешь, уставшего - а говорит он не с тобой, а поговорил бы с тобой - может, не хуже бы было. Может, в кои-то веки и ей захотелось послушать странника, а сестру к печи метлой не загонишь. Может, сестры поссорились перед Его приходом - Марфа все тянет на себе, а Марии все нипочем. Озлобляет это. Может, Он пришел в неудачный семейный момент.
- *смех* Да, запросто могу себе представить, как в нашем доме Его просят зайти в другой раз, мы заняты, у нас не выяснена очередная мировая проблема.
- Ну вот видишь.
- Видимо, Мария просто сделала то, что Ему было нужнее.
- Или она просто всегда делала одно и то же с каждым приходящим, а Марфа - тоже одно и то же, но свое. И кому-то приходящему нужнее было одно, а кому-то другое.
- Может быть, и так.
- А вернее, наверное, другое. Это же образ, архетип. Мария - та, что делает Самое Нужное. Когда нужно - вымоет, накормит, уложит спать, не спрашивая ни о чем. Когда нужно - сядет и выслушает то, что пришедшему нет сил нести одному. А Марфа - та несчастная, что всегда делает Не-То, слышит с инверсией, понимает знаки с точностью до наоборот.

В чашечке молоко, в блюдечке пастила. Найти бы толкового апостола, Ассикрита или Анания, обменять у него послания на деяния. (с)

September 2017

S M T W T F S
     1 2
34 56789
101112 13 141516
17181920 212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 01:01 am
Powered by Dreamwidth Studios