***

May. 11th, 2013 11:29 pm
redtigra: (Default)
"Дворец книг" в большом торговом центре "Палладиум", отдел книг на иностранных языках. Русских - стеллажик, преимущественно Донцова и Пелевин, почему-то затесался Шукшин и "Онегин", есть немного Хармса за невменяемые деньги.

Английских книг два или три стеллажа, плотно набитых. Верхняя полка одного из них уставлена крупноформатными альбомами по кулинарии, буйство красок и слов - средиземноморская кухня! где питаюстя сами шеф-повара?! французская кухня - это просто! морский плоды и десерты! В самом конце полки - толстый монохромный том "The Holocaust". Сразу за ним "The Beatles". А потом полка кончилась.

***
Где-то читала какую-то русскую заводчицу мейнкунов, мол, куны то, что люди себе готовят, за еду не считают, а потому не попрошайничают и уж тем паче не воруют, что-вы-как-можно. Может, это специальный ген такой, только в России? Может, потому российские мейнкуны столько стоят, что они не попрошайничают, а когда им скучно - читают Лао Цзы, делая заметки? Потому что Кося нормально так идентифицирует обеденный стол с поесть. И тянет что лежит не плохо, а просто не в самом центре стола - поскольку на стол котик кладет морду уже даже особо не вытягиваясь. Ну и канючит, конечно.

Интересно вот что. Канючить не фокус; обычно дашь канюку чего он там жаждет - канюк обнюхает и тут же apriori примет решение, хочет он это есть или нет, никаких проб не снимая. Если хочет - будет есть, как покойный Рыба - вишни и хурму, а нет - отвернется и уйдет.

Кося нюху не доверяет и снимает пробу. А по факту дегустации решает, пойдет или нет. Как правило, кстати, решает. что нет - он страшный консерватор и предпочитает свою сушку и сырую курятину всему на свете. Но - только posteriori.

Сегодня снял пробу и отверг линдтовский черный шоколад с солью. Полизал как следует, распробовал - нет, не нравится.

Впервые такое встречаю.
redtigra: (Default)
Альтамиро Ц, крупный рыжий пони с пшеничной гривой, принадлежит круглолицей очкастой Майе. Майка пока школьница, на конюшне можно ее застать за зубрежкой - когда она не ездит на Альтике или не занята еще одним из тысячи конюшенных дел. Альтик - коник с характером, но за полтора года совместной жизни они с Майкой спелись, и она готова рассказывать о нем до посинения, подыскивая новые и новые синонимы для "сказочный" и "шикулка". Последние полгода она увлекается ездой без седла и на недоуздке, и у них уже неплохо получается.

В прошлом году она впервые участвовала в любительских соревнованиях. Ужасно волновалась, рыдала в деннике, чуть не умерла от нервов, но отъездила, и к концу лета даже как-то раз попала в призовую шестерку. За оградой ездового поля, немного застенчиво улыбаясь, переживал папа. За несколько лет езды Майка дважды ломала руку и какое-то время даже боялась ездить, конечно, он волнуется. Но Майка упрямая, хоть и рыдает чуть что, и ни езду, ни игру на скрипке не бросает. Как она умудряется еще и учиться - бог весть.

Все дети, которые приходят в конный спорт, обычно имеют существенную поддержку родителей - езда дело дорогое даже не считая платы тренеру. Кому-то приходится поджиматься, кто-то - как майкин папа - может и лошадку купить ребенку. Все сжимают пальцы нервно перед соревнованиями, поправляют чаду воротничок парадной рубашки под пиджаком, проверяют, не давит ли подбородный ремень шлема, все - в случае удачи - кидаются к Мине, трясут ей руки, обнимаются - спасибо, спасибо! Папа Майи похож на Коломбо, встрепанный, седой, хорошее пальто на нем всегда чуть помято. Ему к 50, Майка поздняя, он говорит тихо и смотрит всегда немного словно бы просительно. Он часто приезжает вечером, чтобы подобрать чадо. Чадо деловито носится туда и сюда, и папа, вздохнув, прямо в цивильном пальто, берет вилы и волочет Альтику сена, а потом нежно дует в бархатистый нос. Кажется, он ужасно любит дочку, и лошадь ее он любит тоже.

***
Пришло приглашение в группу на ФБ от Минки.

Есть у нас на конюшне кобыла, Ривольта, Ривка. Ничего особенного, просто молодая, славная, очень толковая кобылка. Владеет ей Йитка, хозяйка Рейнки. На Ривольте, почти не слезая, ездит девочка Бара (не та, что меня тренировала, другая, имя очень популярное в Чехах). Любовь-любовь у них, сходу видно, Барча от нее не отходит, сплошь возле крутится, то почистить, то выездить, то пообниматься, и Ривка к ней тянется всей мордой. И контакт ездовой у них загляденье.

Беда в том, что Йитке нынче двух лошадей не потянуть, и Ривку она собирается продавать. А денег у Бары достаточно нет, она совсем юная еще, и родители, видно, небогатые. Вот Минка и сделала группу на ФБ: ребята, дескать, они же друг для друга сделаны. Давайте скинемся, кто сколько может; сколько-то Йитка скинет с цены - давайте?

Народ начал подтягиваться. Не знаю, удастся ли нам собрать, но хотелось бы; в комментариях Минка говорит одной из участниц: настанет день, найдешь коня мечты, будем собирать для тебя.

Как-то очень тепло внутри от этого.

***

Подумалось внезапно, что пребывание среди конников подростку - это довольно специфический опыт. С одной стороны, это место, в котором ты несомненно остаешься ребенком. За тобой следят, мамы всегда на телефоне с тренером, на коня без шлема (а на соревнованиях - без жилета к тому) нини, подай-принеси.

С другой стороны, точно так же, застряв в неудобном положении, подросток просит тетку почти втрое старше принести попону, и естественным образом ее получит. А если у тебя есть конь мечты, то взрослые люди, гораздо старше тебя, будут думать вместе, как тебе помочь. И если ты застудишь лошадь, или задергаешь ее, или не проследишь за кормежкой и добавками - никто не сделает тебе скидку, мол, ты еще маленький. Здесь есть область решений, область ответственности и область воздаяния, поощрительного или карающего.

Обратной стороной является изрядная вольность конюшенного мира. Языки здесь резкие, люди встречаются жестокие, родители не всегда могут помочь деньгами в достаточных количествах. У конюхов есть где переспать, бывает выпивка, да всякое бывает. Женщины большую часть времени - в рейтузах, грязных сапогах, а по зиме закутаны во что потеплее, и носы текут нещадно. Конский мир грубоват, а взрослеть не всем хочется. В конечном итоге, очень много зависит от тренера - но тут мой кругозор ограничен Минкой и ее друзьями ей под стать. Однако те дети, у кого за спиной хорошая семья - а я их видела не одну и не две - обычно живыми лицами и хорошей коммуникативностью напоминают эрмитажных детей.

Отчасти это, конечно, Минкина заслуга - она возится со своими ученицами почти как мама. Многие живут неподалеку, и Минка их развозит. Знает родителей. Приезжает помочь. Иногда тренирует между делом, случайно, не беря ни кроны. Случайно я узнала, что у нее есть старшая сестра с синдромом Дауна. Видимо, как-то это сказывается - у Минки тренируются все, от пятилеток до молодой женщины без обеих ступней и атрофированными икрами, и со всеми она ровно такая, как надо: спокойная, не нервная, и похвалит, и обругает. Меня она похвалит за одно, а девушку без ног за другое - но по некоей внутренней шкале это будет одно и то же, один уровень поднятия себя.

Очень интересный опыт, на самом деле. Жалко, что у меня не было такого детства; но хорошо, что у меня есть такая взрослая жизнь.

Водораздел лежит где-то после 25. Минке и Йитке тридцать, мне под сорок, Романе 42. В один из уже осенних соревновательных дней девки - которые ДО водораздела - сняли нас вместе. Кладу сюда, на память себе же. Чтобы вспоминать, как стояла четыре года назад на мосту, глядя на конюшни на Цесаршском, лелея пустоту внутри - вот, было, и нет, и больше не будет.
Read more... )
redtigra: (Default)
Полезла смотреть, что такое шершень, а то слово знала, а содержание толком - нет.
Выяснила массу интересного - например, что есть специальная шкала болезненности ужалений - жалящий индекс Шмидта.

Или что укус шершня несоразмерен его, шершня, величине, то есть не такой уж ужжжасный, примерно как у пчелы, только жало не остается; однако, утверждается, что укус уральского шершня сопоставим по силе с ударом гвоздем. Почему-то мне внутри нехорошо от попыток представить, как проводили сопоставление. И почему не сказано, как именно били гвоздем? Если зажав в кулаке, это одно, если гвоздометом - другое. Потому что если он кусается, как из гвоздомета, то оно не в ту сторону несоразмерное, вот что я вам скажу.

А полезла я вот чего - у нас на Летне нынче цирковой фестиваль, как и каждый год. Палатки стоят, шатры, днем все отдыхают, вечером веселье. К бивакам подведены коммуникации, в частности вода, поэтому тут и там дорожки пересекают гибкие шланги. Один из таких шлангов висел на дереве, а на шланге висела бумага с надписью: "Гнездо шершней!" - и даже привычного "Позор!" (то есть, "осторожно") не было.

Так мы и узнали, что под корнями дерева, мимо которого мы ходили сто раз, - гнездо шершней. Постояли, поглазели, но недолго, не хочется им мешать. У них такой вид, у шершней, что им ни мешать не хочется, ни помогать. Как-то по ним понятно, что они сами справятся.

И все-таки ужасно импонирующий подход. Посреди фестваля - осиное гнездо. Не обижайте ос, гости, и они не обидят вас, они пришли сюда раньше.

...

Feb. 8th, 2005 10:40 pm
redtigra: (winter)
Коллеги-чехи.

Марек - с меня ростом, коренастый, нос сапожком, карие глазищи как маслины, простится мне изхбитость сравнения.

- Да... стоило всю школу учить русский язык, чтобы с русскими говорить по-английски!

И ведь прав.

Обсуждаем, почему сытое брюхо к учению не очень.

- Я знаю, - глубокомысленно изрекает Марек, - в животе есть такая... пустота. (я наскоро перевожу с нашего несовершенного английского). А когда ешь - пустота оттуда перемещается... - поводит рукой вокруг головы. Сурово смотрит на нас, хохочущих:

- Я сказал "перемещается". Но не сказал - куда!

***

Марек же, над тарелкой:

- Очень большие порции тут для меня.
(Я молчу в тряпочку. Я дышать не могу после каждого обеда...)

- Да, - подхватывает Карел, - я люблю с ним ходить обедать! Он не съедает, и тут-то я и получаю фан на холяву!

***

Сама Прага - потом, потом. Ни сил, ни времени, на бегу - не хочется. И интернет на работе только, а там некогда особо.
redtigra: (Default)
Несколько лет назад мы со Стрейнджером имели кратковременное, но чудное переживание. Традиционно возвращаясь по Желябова из Эрмитажа, мы встретились с целой стаей... католических епископов. Незабываемое зрелище - лето, жарко, по Конюшенной течет народ, как всегда, и в этом потоке по одному, по несколько, разговаривая, с достоинством, но резво шествуют епископы - кто в полном лиловом облачении, кто просто в широком лиловом поясе и лиловой шапочке на лысинке - и большинство с бейджиками! Имели место быть также несколько кардиналов, но этих было почему-то заметно меньше. Подтянутые все такие, бодрые. А главное, не побоюсь повториться - много. Потом оказалось, что в Питере проводилось околокатолическое какое-то действо, на которое они все и слетелись.

И вот - идем мы с коллегой обедать. По пути разговариваем - как серьезные люди, не о хвосте собачьем, о европейских храмах, кто из нас где был, чего видел... И я , натурально, вспомнила эту историю и взялась ее пересказывать.

И вот, - говорю, - представь себе, выворачиваем мы на Желябова, а навстречу нам епископ. Католический. Лиловый с ног до головы. А за ним еще один. А за ними еще двое идут, разговаривают. И дальше...

- Понятно, - серьезно кивает коллега. - Флешмоб.
redtigra: (wings)
Пока я в Германии гуляла Рождество, мои коллеги гуляли его корпоративно. Водку пили, фокусы смотрели, остались очень довольны.

Опять же - призы друг другу раздавали.

Выпал приз и на мою долю - в номинации, где мне соперников поискать, особенно в нашей конторе.

Поскольку меня не было, получал приз, как ближайший по ратному подвигу, мой напарник.

Мой напарник, чтоб стало ясно, в моих жигулях не помещается - это мы экспериментально выяснили, когда он мне выводил запертую машину. В нем метр девяносто пять росту, и сложения он отнюдь не субтильного, мягко говоря.

Получил он приз под гогот, как я понимаю, сотрудников и увез приз - серебистую фигурку, представляющую собой дочь одновременно Статуи Свободы и сталинградской Родины-Матери - к себе домой. Поставил там на стол и лег хмель высыпать.

Жена его встала утром рано и обнаружила на столе фигурку. После чего все выходные пыталась выяснить у супруга, что именно он предпринял, чтобы получить приз в такой номинации.

На пьедестале фигурки красуется гравированная подпись:

"За женственность в системном администрировании".
redtigra: (Default)
Снег выпал вчера. Машины едут медленно. У людей вид немного обалдевший, как всегда после первого снега - каждый год мы его никак не ожидаем и волнуемся, где он, собственно, болтается и почему не лежит. В этом году он еще и задержался.

Маршрутка едет по снегу, скатавшемуся в твердые катышки - словно пенопласт раскрошили. Водила с физиономией изрядно бандитской каждому выходящему говорит: "Всего доброго!" - звучно и громко. Это с его видом несколько не вяжется, но все равно приятно.

Он едет ровно и не безмерно быстро, однако за пять минут езды гудел - сладостно и продолжительно - трижы - и все по делу. Он вообще явно не дурак погудеть, да и ошалевший народ на дороге первые дни после снега - не новость. Но вообще у водителя на лице написано, что чужого он не хочет, но своего не отдаст. Непреклонное такое лицо, слегка одутловатое, с выдвинутой нижней челюстью, во время очередного "Всего доброго!" челюсть едва заметно дергается вперед - словно он каждый раз внутренне собирается, прежде чем изречь прощальную формулу.

У поребрика справа припаркованы две машины, одна за другой, на крыше - буква "У", тут недалеко автошкола. Машины набиты - стало быть, это экзамен. Из вишневой "ауди" выскочила девчонка. Молоденькая, тоненькая, стриженая, крашеная в черно-рыжее перышко, она нагибается к открытой дверце и что-то говорит. Мордочка у нее светится так, что сомнений в исходе экзамена нет никаких.

Это так трогательно почему-то, что по маршрутке пробегает волной улыбка - с одного лица на другое.

- Хех! - восклицает водитель, внезапно смягчивший непреклонную челюсть, и хлопает по рулю раскрытой ладонью. - Довольная-то какая, а? - обращаясь к пассажирам. Пассажиры в ответ коротко смеются - не из вежливости, а именно в ответ и вместе. На мгновение вокруг ощутимо теплеет.

А еще через мгновение все проодит.

А еще через два квартала мне выходить. "Спасибо!" - говорю я, открывая дверцу и соступая с подножки.

Вслед мне звучно несется:

- Пожалуйста! Всего доброго!

До зимнего солнцестояния чуть больше месяца. Отсчет пошел.

September 2017

S M T W T F S
     1 2
34 56789
101112 13 141516
17181920 212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 12:55 am
Powered by Dreamwidth Studios