redtigra: (Default)
Бутылку финского ликера «Минту» мы привезли, возвращаясь из стольного города Санкт-Петербурга – на календаре было 30 декабря 2013 года, и мы только что продали нашу квартиру, сожжа – сожгя? Спалив! – спалив за собой последний мост. Оставшиеся рубли мы скормили ненасытному дьюти фри в обмен на бутылку клюквенной «финляндии» и фляжку кристально прозрачной смеси зубной пасты и спирта, которую финны почему-то называют ликером и которая нам почему-то нравится. Нравится настолько, что с тех самых пор фляжка лежит в морозилке, помалу утрачивая содержимое – пить залпом это ностальгическое творение ингерманландского гения невозможно. Люди мы малопьющие ,и я благополучно о ней забываю, пока не воткнусь случайно, разгребая ледяные залежи. А разгребаю я нечасто – морозим мы мало что.

Но голубцы делать на одну закладку – это издевательство. Голубцы делаются партиями на заморозку, особенно если какое-то время живешь одна и, вернувшись с работы или конюшни в ночи, меньше всего хочешь что-нибудь готовить.

Поэтому голубцы делаются минимум на два котла – один в готовку, другой в мороз. Так было и на этот раз, контейнер с замороженными конвертиками пошел в нижний ящик, а мультиварка урчала и плевалась ароматным томатным паром с травками.

Вообще, весь смысл голубцов, как я думаю, в соусе. Надо, чтобы булка была, и вот этой булкой ты соус – шмяк, и она пропитывается прямо вся, и ты такой, только что, простите, с коня, и жрать охота так, что шатает прям. И – хряп этот голубец, и кусаешь пропитанную, ароматную булку, и вот это практически оргазм, можно сказать.

Булку я, кстати, тоже морожу. Нынче я пока обитаю одна, потому закупки в целом решаются массово; а булка, всунутая в микроволновку, за минуту превращается в свежевыпеченный каравай. Ну особенно если ты, как уже сказано, простите, с коня.

И вот – случилось, булькаю от предвкушения, черная тарелка парит, заваленная тушками голубцов, только что распушенная булочка – тут в Чехии, на мой вкус, отличный хлеб – воткнута в соус, три, два, один, кусь...

Наступает пауза.

Потом хозяйка дома встает, идет к холодильнику, открывает морозильник – ящик, в котором морозится хлеб в бумажном мешке – а потом негромко, но эмоционально говорит: «Но, сакра».

Вы когда-нибудь закусывали отличный, южный, остро-сладкий, ароматный, нежный голубец – коркой, пропитанной зубной пастой на спирту? Нет?

А я – да!

То ли я эту бутылку не закрыла, то ли она от отчаяния отвинтилась сама, покончив с собой в непроглядной полярной ночи морозилки, но так или иначе – бумажный пакет лежал беззащитным боком в неглубокой, но незамерзающей луже чухонской амброзии, чего я, простите, с коня и в голодной спешке, конечно, не заметила.

Если пережитой опыт обогащает жизнь, я практически Крез на вершине карьеры.

Голубец я доела. Голод не тетка, научит капусту с ментолом есть.

Булку назавтра купила новую. Опыт интересный, но к повтору не влечет.
redtigra: (Default)
К хьюстонскому звонку я присоединилась в час дня. В полседьмого Хьюстон решил пообедать, и мне хватило времени добраться до дома и позвонить снова. Я перемещалась по комнате в наушниках, пока любезная [livejournal.com profile] _ksa вынимала из духовки курицу, а стосковавшиеся коты разносили дом.

Многочасовые воркшопы во время ит-проектов – настоящее поле боя, «Что-где-когда» с шашками наголо. Если воркшоп международный – добро пожаловать на битву при Пуатье. Позванивает металл, ржут кони, стучат копыта. Бизнес и айти вцепляются друг другу в горло – кто раньше упадет. Как истинный ландскнехт, я бывала под обоими флагами, так что знаю, о чем говорю. На этот раз мой боевой кошель наполнял Бизнес.

К решающей схватке дело подошло к девяти вечера. ПМ-ы, сэр Рэндольф и сэр Филипп разминались в черном углу ринга. Я щелкнула забралом белоснежного шлема с плюмажем, включив микрофон.

- Ну и что за херня творится в регионе? Обойдетесь без шалабушек! – затрубил Рэнди, переходя в блицкриг. Я воздела меч и рванула в англоязычный бой. Пыль поднялась столбом.

Краем глаза я увидела Роньку, крутившуюся на балконе. Кошка вращалась против часовой стрелки и вела себя странно.

Сбоку навесом выстрелили вражеские лучники. Моя пехота подняла щиты над головами.

Сжимая меч... то есть мобильник в одной руке, я загнала кошку в дом. Кошка продолжала вращаться, поймать ее сразу не получилось. Когда получилось – оказалось, что на боку у нее, судорожно стиснув лапы, сидит шмель размера мною невиданного. Кошка крутилась. Шмеля тошнило. Отпустить лапы он не мог.

С фланга с гиканьем рванула конница сэра Филиппа. Моя кавалерия взяла атаку в клещи.

Удачным шлепком одной руки я сбила охреневшего шмеля на пол.

Кони с грохотом сшибались нагрудниками.

Рони припала к полу и пошла боковым галсом. Шмель очнулся и выстрелил под потолок, заметавшись. Ронька загалопировала по всем поверхностям, извернулась в воздухе и изящным ударом сбила шмеля прямо на Оксанку.

Мою пехоту потрепали арбалетчики, знаменосец шатался. С ревом из-за холма вылетела еще сотня всадников – Америка пришла на помощь, заявив, что им без этого функционала тоже хана, как хотите.

Ксанка невозмутимо снова сбросила шмеля на пол, где его накрыло полотенце.

Копье у меня сломалось, но меч описал дугу и сшибся с мечом сэра Филиппа: почему это азиатский регион обходится, а вы нет?! Потому что у нас оборот вчетверо больше!

Свободной рукой я схватила пленника. Даже сквозь плотную ткань ощущалось, какой он увесистый и жужжащий. Как бы полотенце не прокусил. Ладно, цапнет меня, но ведь вырвется – и тогда ночного ветеринара не избежать, не спасут никакие мохнатые лапы, укусит, как пить дать.

Мой конь встал на дыбы и замолотил копытами. Рэнди покачнулся и начал отступать.

Открыв балкон, я вышвырнула полотенце и быстро захлопнула дверь, ногой отгоняя страстного котенка.

Шмель выбрался из полотенца, отряхнулся и, пошатываясь, улетел в ночь. Его зримо штормило.

- Ладно, - хрипло сказал Филипп. – Похоже, нам придется это делать.
- Добавь в требования, - скупо выговорил Рэнди.

Над полем боя оседала пыль, лекарь нес воду и полотно. Функционал нам добавят. Рэнди и Филипп медленно ехали в сторону своих шатров.

На ограде лоджии сидела маленькая черепаховая кошка, вздыхала и поводила ушами с кисточками в темноту, в которой растворился полосатый беглец.

На часах было девять вечера.
redtigra: (Default)
Вы думаете, это анекдот, а мы так живем! (с) [livejournal.com profile] neivid

Я купил билет и гордо прошествовал на платформу со своим сыром, причем люди почтительно расступались перед нами. Поезд был переполнен, и я попал в купе, где уже было семь пассажиров. Какой-то желчный старый джентльмен попытался протестовать, но я все-таки вошел туда и, положив сыр в сетку для вещей, втиснулся с любезной улыбкой на диван и сказал, что сегодня довольно тепло. Прошло несколько минут, и вдруг старый джентльмен начал беспокойно ерзать.
«Здесь очень спертый воздух», – сказал он.
«Отчаянно спертый», – сказал его сосед.
И тут оба стали принюхиваться и скоро напали на верный след и, не говоря ни слова, встали и вышли из купе. А потом толстая леди поднялась и сказала, что стыдно так издеваться над почтенной замужней женщиной, и вышла, забрав все свои восемь пакетов и чемодан. Четверо оставшихся пассажиров некоторое время держались, пока мужчина, который сидел в углу с торжественным видом и, судя по костюму и по выражению лица, принадлежал к мастерам похоронного дела, не заметил, что это вызывает у него мысли о покойнике. И остальные трое пассажиров попытались пройти в дверь одновременно и стукнулись лбами.

(с) понятно, чей

Я купила сыр.

В качестве суточных контора дает сотруднику потратить в день 55 евро. Потратил – молодец, не потратил – конторе экономия. Потратить такую сумму – принимая во внимание завтрак в стоимости номера и обед на работе за счет конторы – задача нетривиальная. Поэтому командировочные отрываются на закупке деликатесов домой. И то сказать – Франция, как-никак.

Поэтому я купила сыр.

То есть я купила несколько сыров. Но один из них выглядел так красиво, такой был кругленький и упакованный, и его я купила тоже. Поскольку в номере холодильник минибарный, маленький – сыр остался жить в багажнике машины, а я с чувством человека, не упустившего выгоды, отправилась в отель спать. Не подозревая, что ночью я мутирую, как Замза – только не в муху, а в героя Джерома.

Два дня я не подходила к машине – основной офис был напротив отеля. Наконец, настал момент ехать на ночь в Гренобль.

Я открыла дверцу новенького рентованного «фокуса» и пошатнулась. «Фокус» пах.

Строго говоря, пах не «фокус». Пах покинутый на пару дней в багажнике сыр. На улице было холодно, поэтому он пах сдержанно. Но выразительно. Он был тут один два дня, соскучился и теперь лучился радостью встречи. Сногсшибательно, надо сказать, лучился.

Делать было нечего, я открыла окна и вскоре принюхалась. Человек не блоха, ко всему привыкает, как писал незабвенный Михал Михалыч. Можно привыкнуть и к запаху давно убиенного в твоей машине. Все равно она арендная.

В субботу вечером мне стукнуло, что завтра мы с сотрудницей едем в Анси на моей машине. Я-то привыкла, а вот коллега, хоть и коренная француженка – кто ее знает, какие у нее отношения с трупами... то есть с сырами. Спешно напялив туфли на босу ногу, я в ночи прорысила на стоянку, извлекла воняльца из машины и сунула в минибар.

Наутро Сесиль, сев в машину, повела носом:

- Чуешь запах? Снаружи?
- Нет, - виновато призналась я. – Это изнутри. Я тут держала...
- Сыр, - подхватила Сесиль. – Я узнала. Это местный сорт, я его очень люблю.

По крайней мере, тут на моей душе греха не будет.

Мы провели отличный день в Анси почти дотемна, свежий альпийский воздух несколько обновил атмосферу в машине, и теперь, если не напрягаться, можно было поверить, что в ней не держали хорошо выдержанный труп.
Зато в отеле по возвращении меня приветствовал сыр, запертый в минибаре. Он скучал. Он был мне рад. Чахлый холодильник минибара не преграда истинным чувствам. Чисто вымытый номер неплохой гостиницы пах, как немытая скотобойня. По крайней мере, я думаю, что именно так.

Опасаясь щтрафа за пахнущую машину (вряд ли мне удастся убедить контору в оправданности такого расхода), я все-таки оставила сыр в минибаре, открывая на ночь окно. Но уборщица днем окно закрывала, и каждый день по приходе мне из холодильника радовался сыр. Я стала опасаться, как именно будет пахнуть мой багаж по прилете и не арестуют ли меня прямо в аэропорту.

В итоге я сдалась и отнесла сыр в машину. Машина стояла снаружи, ночи были сильно холодные, я закутала пахучий дар природы во все доступные мне полиэтиленовые пакеты, а стекла на передних дверях оставляла приспущенными.

Сегодня утром я уложила плотный сверток в чемодан. Множество слоев полиэтилена дали желаемый эффект, и теперь сыр ощущался несомненно, но гораздо слабее.

Оказалось, что «ЭйрФранс» обязательно требует навесить на чемодан бирку с именем. На случай потери. Эта компания, к сожалению, известна регулярными проблемами с багажом. Обычно меня очень нервирует такая перспектива. У меня в чемодане есть несколько вещей, к которым я душевно привязана.

Но сейчас я дожидаюсь посадки в лионском Сент-Экзюпери, на улице солнце, меня ждет дом и выходные, и мне неохота напрягаться.

В конце концов, если они потеряют мой сыр – я не виновата. Он, сыр, не любит долго сидеть один. Он расстроится. Даже развоняется, как говорили в моем детстве. Особенно оторванный от родной лионской земли.

Ваш, словом, сыр – вы и спасайтесь.
redtigra: (bebebe)
Что-то курица начала занимать в моей жизни неприлично большое место... впрочем, оно и понятно. Вкусно, раз, и быстро и легко готовится, что в нашей жизни немаловажно, - два.

Давным-давно, когда деревья были большими, а мы со Стр - не очень, мы снимали комнату в коммуналке на Коломенской и жили на мою стипендию плюс на что придется. Приходилось нерегулярно и немного, так что в те времена в гости к нам часто приезжали с едой (как правило, опять-таки с курицей). Тем не менее, жили - не тужили, а однажды, кажется, именно что со стипендии, Стр приволок упаковочку куриных... как это сказать? Ляжек? Ножек? Ну словом, часть ноги от стопы до колена. Дело в том, что я именно эту часть очень люблю. Так что это было "побаловать". Произведены на свет эти ножки были в птицехозяйстве "Синявино". Как вы яхту назовете, так она и...

Я обрадовалась и сунула куроноги в духовку. Через положенное время я их оттуда извлекла, и мы задумчиво уставились на результат. Тогда впервые (и до сего момента в последний раз) я увидела изумительный коричневый цвет с синюшным оттенком. Я слышала, что на всяких вегетарианских курсах людям объясняют, что мясоеды едят приготовленные трупы. Так вот, эти ноги могли служить наглядным пособием. Это были именно приготовленные трупы, причем несколько полежавшие. Синюшный оттенок под жареной корочкой неумолимо напоминал о прозекторской - и немного о Гринуэе. Стрейнджериные небогатые зубы не смогли справиться с этим вовсе, у меня получилось тоже так себе. Мне удалось подцепить волокно и потянуть на себя. Волокно потянулось. Отчаявшись порвать тугую плоть, я расцепила зубы - волокно упруго вернулось на место с негромким, но отчетливым "пэу". Мы смеялись весь вечер, и если правда, что пять минут смеха равны стакану сметаны - мы получили ужин за наши деньги.

Шли годы, мы перестали снимать комнату, а потом перестали снимать вовсе, и курица, как и мясо, перестала прилетать только на мою стипендию. Больше нам такого синеватого пупырчатого великолепия не попадалось - правда, мы никогда не покупали синявинских кур. Последние пару лет мы покупаем охлажденную курятину в "Ленте" и не знаем забот.

Но случилась накладка. Мясо в доме кончилось, Стр уехал в Москву, а я... заболела. Привычным бронхитом, не позволяющим толком ни думать, ни жить. Однако на вокзал за Стр я все же съездила - и мы решили заглянуть в "Пятерочку", чтобы до времени перебиться тем, что там найдем.

"Пятерочка" выглядела неприветливо и выдала нам курицу птицефабрики "Роскар". Я уже температурила, поэтому в подробности мороженой куры не вглядывалась, Стр же был куда больше озабочен полуобморочной женой, чем курицей. Да и то, сроду мы их в "Ленте" не разглядывали. Взял, приготовил. Делов.

Размороженная в микроволновке курица пугала величиной и обилием пупырышек. Тем не менее, Стр смазал ее солью, залил молоком и сунул блюдо в духовку.

Через час я обнаружила его, задумчиво поливающего курицу остатками молока.

- Как ты думаешь, - сказал Стр, - это можно есть?

Я завороженно смотрела на пробивающийся из-под пупырчатого "загара" синюшный цвет.

Ну что сказать... Я под температурой есть не хотела, но и хоти я - боюсь, мне бы было это не под силу. СИльно оголодавший Стр, тем не менее, половину подмел. Вторую половину он подметать не решился - остыв, курица стала просто потусторонне ужасна: сине-коричневая, в огромных пупырышах, в вытопившемся жире, в котором плавали странные коричневые хлопья неизвестного происхождения...

Словом, два дня спустя, вчера вечером, я отдала эту половину кошкам, памятуя их любовь к жареной курице.

Кошки, однако, не воспылали. Обнюхали, попробовали на зуб и ушли, не сумев сходу прокусить шкуру. Курица пролежала несколько часов, пока, наконец, младшая не придумала, что делать.

Помните звук "пэу"? Не знаю, почему, но плоть подобных куриц обладает изумительной упругостью. Поэтому обращаться с ней надо так.

Тушка берется и выносится на линолеум. Ковер не подходит - он не скользкий.

После этого тушка тщательно прижимается двумя лапами, зубами вцепляетесь в подходящее волокно и тянете на себя. Есть риск, что оно порвется - ну тогда вам достанется кусочек невкусной курицы. Проглотите его и выберите новое волокно.

Натяжение должно происходить до интуитивного предела "щас лопнет". После чего - высший пилотаж - необходимо ОДНОВРЕМЕННО отпустить лапы и зубы и даже слегка податься назад.

Отпущенная курица, радостно подпрыгивая, летит по линолеуму птицей, простите за каламбур, подгоняемая пинком собственного упругого тела.

Дополнительный бонус - пока она летит, за ней можно погнаться, ловя на лету.

Кухню мне сегодня придется мыть, но это я переживу. За такой цирк не жалко.

А я-то понять не могла - чем младшая кошка невнятно бумкала полночи...
redtigra: (Default)
Собственно, в таких флешмобах мне участвовать нетрудно. Мне очень везло на хороших людей в жизни, просто очень. Мне вернули потерянный в маршрутке кошелек - в кошельке был прроездной и сто рублей на аренду стола на "Мире камня" - и больше не было ни гроша, "Мир камня" был нашим днем, с которым приходит пища. Мне меняли колеса и чинили автомобиль - совершенно незнакомые люди, и совершенно бесплатно. Меня утешали-провожали-подавали руку-утирали слезы... чего только не было. На злопамятство у меня особо терпения не хватает, а вот людей, мимолетом или нет, но от всей души мною благословленных, немало ходит по этой планете.

Но была в моей жизни история почти мистическая, хотя никакой мистики в ней нет - кроме самого факта ее существования.

Мне тогда только исполнилось 17 лет, я училась на первом курсе. Сама себе я казалась ужасно взрослой - сейчас, глядя, как мой двоюродный брат семнадцати лет вытягивается передо мной в струнку и шутливо отдает мне честь, я только похмыкиваю. Я носила очки в тонкой металлической оправе, которые давили мне на переносицу, и чудовищных очертаний шубу из карего выссуня.

Я возвращалась домой от подруги. Подруга жила на Гражданке, я - на Васильевском. Была зима, был поздний вечер - я раздухарилась и решила поймать машину. Вышла на остановку и задрала отягощенную шубой руку.

Тут надо сказать, что и сейчас я все еще остаюсь тяжелым топографическим кретином; тогда же, когда я жила в Питере всего-ничего, не намыкалась еще по съемному жилью, не поработала курьером, не переменила эн работ и тем паче не водила машину - так вот, в те времена мой топографический кретинизм зашкаливал все мыслимые пределы. Я была уверена, что главное поднять руку. Соответствие направлений меня не волновало.

Шел 92-ой год, поэтому небольшая иномарка, затормозившая возле, смотрелась экзотически. В иномарке сидел пожилой мужик.

- Тебе куда? - спросил мужик.

- На Васильевский, - ответствовала я, ничтоже сумняшесь. У мужика отпала челюсть:

- А почему ты ловишь машину здесь?!

Теперь-то я знаю, что там, в куда я ловила машину, тогда не было ничего, кроме полупустырей, гаражей и полуобитаемого Суздальского проспекта.

- А где?

- Тебе, - пояснил дядька доброжелательно, - в другую сторону...

Я смутилась до того, что аж согрелась от прихлынувшей к щекам крови.

- Извините, - пробормотала я и попыталась захлопнуть дверцу.

- Э нет, - остановил меня загадочный дядька, - садись, отвезу.

Я села. Он развернул машину и погнал на другой конец города.

- Пива хочешь? - спросил он. - Или коки?

Пива я тогда не пила. Я тогда вообще не пила. Поэтому сказала "Коки" - и получила металлическую баночку, которая по тем временам была ничуть не меньшей экзотикой, чем иномарка.

О чем-то мы, говорили, поди, да я не помню о чем. Когда мы подъехали к моему перекрестку, я сказала:

- Вон, налево.

- Нет, - спокойно сказал мужик. - Я тебя тут высажу, дойдешь. А у меня тут дела.

- Сколько я вам должна? - чопорно и смущенно поинтересовалась я.

Мужик рассмеялся и махнул рукой:

- Нисколько.

По-моему, он проглотил слово "пигалица".

Развернул машину и поехал куда-то по Беринга. Я добралась до дому и вспомнила, что оставила у него в машине очки. Очков было жалко, но по сравнению со всем остальным это были мелочи. За окном потихоньку делалась метель.

Ничего не приходит мне в голову, кроме того, что была какая-то заноза у этого дядьки. Заноза, дислоцировавшаяся на Васильевском. И вот ехал он себе по предметельному городу, по другому району, в другую сторону, и остановился на поднятую руку девчонки в смешной шубе. И на вопрос "Куда" она сказала "На Васильевский".

Нужно быть полным идиотом, чтобы не слышать прямых приказаний судьбы.

Конечно, я это просто придумала - эту занозу. И все-таки мне кажется - так оно все и было.

Я надеюсь, у него все получилось, у этого дядьки. Я ему очень, очень этого желала. И желаю сейчас.
redtigra: (Default)
"Мадам, не обидитесь,
если сделаю замечание, отнюдь не политического характера, вашему
другу-матросу... Ради бога, не обижайтесь... Дайте деликатно понять, что
не следует в туалете садиться орлом. Туалет - вещь хрупкая, а матрос весит
пудов семь"
Ю.Трифонов "Старик"


Весна всюду запаздывает, в том числе в Германии. В Рейнланд-Пфальце минус и снег, а в Баварии - натуральные морозы, зубы стучат, народ волками воет уже, замерзая.

Некий баварский пекарь решил, что ему надо на пару-тройку дней покинуть теплое свое пристанище - съездить по каким-то делам. А пекарь, надо сказать, по совместительству был любитель ездовых собак, так что имел в наличии несколько псов-хаски. Хаски на время отсутствия хозяина были выселены с неотапливаемой веранды, каковую обычно занимали - в будки, стоявшие во дворе. Туда же было насыпано жратвы с добрым запасом, после чего хозяин почесал песиков за ухом и свалил.

Ну хаски-то они, конечно, хаски, но такие, баварские хаски. И к такому минусу оказались непривычные. И умение рыть теплые берлоги в снегу генетически на поверхность не всплыло. Поэтому сутки хаски сидели, прижавшись друг к другу, а на вторые сутки ясно поняли, что милостей от природы ждать больше не приходится, и отправились изымать их самостоятельно.

Поставщиком милостей был назначен сосед - католический патер. У патера имелась любимая свинья, для которой был построен теплый хлев - там свинья и зимовала в тишине и спокойствии.

Этот-то хлев и обнаружили замерзшие хаски - нашли и экспроприировали. То есть взломали без ордера и свинью выселили. На свинье впоследствии обнаружили следы зубов и когтей, то есть без боя она не сдавалась, но - сила соломушку ломит.

Так хаски обосновались в теплом, хотя и несколько вонючем жилище, а печальная свинья ходила вокруг и уныло клацала клыками, представляя, как она бы их всех порвала по одиночке. На клацанье клыков прибежал патер и, всплеснув руками, помчался в хлев объясняться.

Откуда вышел спустя минуту тих и задумчив. Свинью за ухо увел в какой-то теплый приют, а сам засел дома оплакивать утрату свиного дома - потому как к переговорам хаски расположены не были. На всякий случай, как я поняла, сунул соседу записку в почтовый ящик.

Тем временем настала ночь. Хаски проголодались. А еда осталась в будках. Уйти всем вместе нельзя - хлев запрут. По одиночке - видать, они друг другу не доверяли. Так что всю ночь хаски голодно выли, проклиная несовершенство мира, в котором либо есть что жрать, либо есть, где жить.

Пастор мог утешаться тем, что он не одинок в бессоннице - на милю вокруг никто не спал.

Рано утром приехал хозяин, прочел записку, вздохнул, взял полено и пошел подавлять революцию.

Для завершения ситуации стоит добавить, что хозяин собак был еще и ревностным протестантом, что симпатий патеру не добавляло.

К счастью, все закончилось благополучно - хаски поленом были водворены на веранду, свинка воцарилась в хлеву заживлять потраченную шкурку, а патер был в кратчайший срок засыпан всеми возможными образчиками кондитерского искусства и растаял совершенно, так что случилось полное в человецех благоволение безо всякого экуменизму.

А свинке, небось, теперь ночами сниться будут пьяные матро бешеные хаски, вышвыривающие ее из родного дома, бьющие посу раскидывающие солому и вообще ведущие себя непринужденно.
redtigra: (Default)
a_strСтрейнджер тут выложил в некое арт-комьюнити последний рисунок.

В комменты прискакала трепетная дева и пожелала ему улыбнуться, а то коты замечательные, а вот у девушки лицо очень грустное, это что - так и надо?

Мой муж невозмутимо сообщил, что, во-первых, это мужчина, во-вторых, мертвый.

На чем диалог и оборвался.

А мне вспомнилось.

Дело было много лет назад, я там не присутствовала, но оба участника историю подтверждают.

Как известно, [livejournal.com profile] a_str-а Толкином по голове стукнуло в весьма раннем возрасте. То есть году примерно в 84-ом, что ли. И энное количество лет после он - Стрейнджер - провел с ним - с Толкином - в тесном объятии. Переписывал от руки в Публичке оригинальный текст. Читал книги и комментарии. Штудировал эпосы. Делал собственный перевод. И много рисовал - иллюстрировал.

В частности, был у него рисунок, посвященный смерти Исилдура. В камышах и травке, в заболоченной стоячей воде, плавал мертвый Исилдур, выступая умиротворенным строгим лицом над мутноватой поверхностью, и сраму не имел, и кувшинки путались в волосах.

Этот рисунок, среди прочих, был выдан на просмотр [livejournal.com profile] yana_mouse, которая тогда была никакая еще не [livejournal.com profile] yana_mouse, а просто Яська. Яська немедленно воткнулась в стопочку, хмыкала, смотрела, кивала, пока не добралась до означенной картинки. Добралась - и восторглась:

- Ой! - говорит. - Как я люблю, когда ты такие картиночки рисуешь! Красота! Травка, цветочки, водичка... а что это там плавает?!!!
redtigra: (Default)
Вот, [livejournal.com profile] labas рассказывает ужасы.

А мне пражане рассказывают ужасы. Ну не ужасы, так, пугалочки.
pscp и американский админ )
redtigra: (Default)
О. Дискриминация, говорят. По вероисповеданию. Обалдеть.

А я тем временем чувствую себя, как Питерс и Таккер, захватившие в монополию единственный кабачок и затем убедившие народ во вреде пьянства.

Митинг имел место быть третьего дня. Где я очень наглядно, эмоционально, не без искры объясняла, почему именно мы, работающие именно тут, в этой конторе, не можем пользовать пиратский софт, и какие нехреновые пиз... беседы с различными правоохранительными органами и нехреновые пиз... тьфу ты, крупные неприятности в конце ждут нас всех, если мы засыпемся.

Ну без преувеличений не обошлось. Строго говоря, изложение перспективы событий являло собой готовый сценарий фильма бизнес-ужасов - Хейли бы обзавидовался. Я метала громы и молнии. Я прочла целую лекцию о. И вообще.

Я решила, что раз уж я вкалываю на этих охломонов по N часов в сутки... нет, N мало, лучше M... так вот, я хотя бы их попугаю немножко.

Теперь и М мало. Такой и буквы нет. Целый день на меня сыплются запросы от менеджеров на ценники на софт и требования заказывать его срочно, пока нехрено... ёлки! ...пока большие неприятности не свалились нам на голову.

Не рой другому яму!
redtigra: (Default)
У нас это, видимо, семейное.

Выскочила я тут третьего дня с работы. Охарактеризовать общее состояние словом "устала" можно было примерно с тем же успехом, с каким определение "довольно большой" покрывает Гранд Каньон. Подошла к машине и... поняла, что меня "заперли". Хорошо так заперли.

Добавим деталь номер один: на улице сумерки, то есть время, в которое я, как и большинство близоруких людей, вижу посредственно, а с габаритами у меня и так не фонтан. Деталь номер два - три недели назад я растянула запястье левой руки, недолечила, теперь она орет благим матом при каждой попытке малейшего вращательного движения или нагрузки - а остаться практически с одной рукой за рулем заднеприводной "класиики", да еще и при необходимости маневрировать на месте - ой-ой-ой, словом. Кроме шуток, я едва не ревела - от боли, от невозможности уехать домой немедленно, от злости на то, что из-за какого-то паршивого невоспитанного мудака мне придется сейчас бросать машину и ехать домой так, с довольно увесистым ноутбуком в рюкзаке, а я не ела целый день, и долгожданный ужин, не говоря уж о возможности залезть под мышку любмому мужу, откладывается - едва не ревела и пыталась вывернуться. Похоже, безнадежно.

(Разучилась рассказывать без отступлений... ну черт с ним. Читала в каком-то журнале отчет об испытаниях корейской "КИА". Испытатель сетовал, что ее поставляют без гидроусилителя, и у него разболелись мышцы, пока он полчаса нарезал круги. Я, три года, повторюсь, водящая родную "классику" (а есть ведь женщины, которые"Ниву" водят, у меня во френдах минимум одна!), с изумлением считывала буковки и испытывала желание пойти посмотреть на испытателя - просто посмотреть, ничего плохого. "Все умывается ясный сокол", поди ж ты.)

И тут, бросив взгляд в панорамное зеркало, я обнаружила, что из подперевшей меня сзади "восьмерки" какой-то пожилой мужик таскает коробки. Я почти пинком открыла дверь и вылетела наружу. Я думаю, что фурия (или там гарпия), уидев меня, удавились бы от зависти. Мужик открыл рот и, судя по выражению лица, перешел в глухую оборону.

Я хочу пояснить еще раз. Я в таком состоянии неадекватна. Моя жизнь, безопасность и речь полностью зависят от автопилота. И автопилот открыл рот и моим голосом мягко, хотя и с напором, без малейшей иронии произнес:

- Я буду вам безмерно признательна, если вы немного подвинетесь.

Мужик на мгновение впал в ступор (признаться, та моя часть, что еще способна была оценивать реальность и не являлась при этом автопилотом, сидела на полу, раскрыв рот). Секунду его лицо выражало сложную внутреннюю борьбу. После чего он, блеснув очками, повернул ко мне седую голову, учтиво ее наклонил и хрипловатым басом выговорил:

- Я с ОГРОМНЫМ удовольствием это сделаю.

Занавес.
redtigra: (Default)
Раз уж прекрасная [livejournal.com profile] neivid запустила по ЖЖ волну постингов об автомобилях и ангелах-хранителях, я тоже хочу поучаствовать. Не то, чтобы вы хочете песен, но их у меня есть.
По-моему, это самый длинный постинг за мою ЖЖизнь. И не говорите, что вас не предупреждали! )
redtigra: (Default)
Сотрудники рассказали.

Мой непосредственный начальник Д. - очень симпатичный американец, аккуратный, подтянутый, с ухоженной бородкой, торчащими ушами и дипломатическим прошлым. По-русски говорит отлично, хотя и с заметным акцентом. В Россию он сейчас мотается натурально через каждые две недели. И еще две недели тут торчит. Развлекает себя во внерабочее время (которого у него, справедливости ради, не очень много) как может.

В частности, повели его наши инженеры на футбол. "Торпедо" - "Зенит".

Обмотали Д. горло синим шарфиком, усадили. Первый тайм Д. доброжелательно взирал на поле. В перерыве обратился к одному из сопровождавших:

- А что они такое кричат? Судья - пи... пи... пи...

Народ замялся на мгновение, потом решил - где наша не пропадала, да и объяснил.

Оставшиеся два тайма болельщики могли наблюдать ухоженного американца, умотанного в синий шарф, прыгающего на скамейке и азартно орущего с акцентом:

- Судья - ПИДОРАС!

Рассказывали мне это с большой нежностью.
redtigra: (Default)
Невозможно.

Спать хочется так, что тошнит. Буквально тошнит, не в переносном смысле.

Мы были страшно заняты три недели. У нас было так много дел и так мало времени на все про все. На сон оставалось ничтожно. Или не оставалось вообще. И было как-то наплевать, потому что сон не главное. Причем окружающие попадали в струю этого безумия и тоже не спали. Я впервые увидела [livejournal.com profile] sevich в состоянии такого недосыпа, что он, презрев ночные разговоры, свалился спать.

Однако природа берет свое. Причем самым неожиданным образом.

Приехало Большое Американское Начальство. К чести конторы, надо сказать, что потемкинских деревень не ставили никаких, хотя и попросили всех приехать к десяти часам - у начальства мало времени, к сожалению, поэтому оно тоже приедет к десяти. В целом всем хорошо известно, что к десяти никто не приходит. Даже я. Я прихожу к одиннадцати. Подумаешь, час. Фигня - час. Плюнуть раз. Если только ты не спал последние три недели в среднем три часа в сутки. Я честно была на работе без трех минут десять. Желание лечь лицом в клавиатуру было трудноодолимо.

Начальство, то есть, собственно говоря, вице-президент, оказался высоким, красивым, очень сухим мужиком, совершенно седым и очень приятным. Но я не знаю, о чем говорят с вице-президентами, раз, и у меня атрофируется и без того не блестящий английский, если я засыпаю стоя - два.

(Для ясности - обычно я не засыпаю стоя. Я даже сидя обычно не засыпаю. Я нуждаюсь в постели. Свежей. С мягким одеялом. И полной тишине вокруг.)

Поэтому я наскоро поздоровалась, изобразила милую улыбку и спряталась за монитор - он у меня большой. Таким образом, мне удалось избежать произнесения чего-либо, кроме "Nice to meet you".

Апофеоз случился на всеобщем собрании. Поскольку контора девелоперская, речь в вице-президентской презентации шла о девелопменте собственно. Мне этот девелопмент параллелен, я не девелоплю ничего. VP говорил на мягком, журчащем английском. Я начала вырубаться с открытыми глазами. В какой-то момент я окончательно расслабилась, понимая, что речь обо мне не идет и идти не будет. И ушла в аут, оставив на плаву ровно ту часть сознания, которая держала веки распахнутыми и заставляла ладони хлопать, когда хлопали все остальные.

Тем временем, VP перешел к рассказам, кто сколько сделал для того, чтоб все мы здесь сегодня собрались. Не отрубись я уже так сладостно (с открытыми, повторюсь, глазами!), я бы включила себя обратно. Но я не включила.

Поэтому о том, что он начал благодарить админов в целом и меня поименно, я узнала, только когда сердобольные сотрудники растолкали меня и заставили подняться.

Я и так-то не великой публичности человек, а тут и вовсе предпочла слинять поскорее. Я не думаю, что я первый человек в этой конторе, кто проспал персональную благодарность от VP, но и вряд ли нас так уж много.

Весь вечер на корпоративной пьянке меня дразнил каждый встречный и поперечный - чего это я так засмущалась. Надеюсь, что все-таки у меня были достаточно убедительно раскрытые глаза, и все было действительно списано на смущение. По крайней мере, вечером, как я случайно выяснила, в разговоре с VP проскочило слово sysadms.

- Oh! - доброжелательно воспрял VP. - Sysadms? Zhenya?

- Zhenya, Zhenya, - подтвердили ему. ("Заись, Заись!").

- Oh! -сказал VP, вспоминая. - She's very shy...

Так и рождается репутация.
redtigra: (Default)
Историю эту мне рассказал приятель в институтские времена. Было ему тогда ближе к тридцати, он был заочник, здоровый такой парень, косая сажень в плечах, из Ялты. Пытался одновременно жениться на мне и моей институтской приятельнице - безуспешно, впрочем.

Он жил тогда в одной из институтских общаг, которую решили поставить на капремонт, посему проживающих попросили переехать в другую, в Купчино. Серега все вещи перевез, а пудовую гирю оставил напоследок. Приехал, положил в полотняный мешочек, чтобы не отсвечивала так уж, подхватил и пошел. Пришел на автобусную остановку, поставил на асфальт, сел сверху - ждать.

Подходят к нему два представителя племени молодого - лет по тринадцати.

- Дяденька, дай закурить!

Серега ответил в том смысле, что в таком возрасте курить вредно. Он был совершенно не жадный - он был принципиальный, детям сигарет не давал никогда. Ответ венчало предложение пойти куда-нибудь подышать свежим воздухом.

Оскорбленная молодежь отошла метров на пять и стала совещаться, как восстановить попранное достоинство. Серега с интересом прислушивался.

- ...На мяче сидит, - доносился возбужденный шепот. - Пнуть - и через дорогу, не догонит...

Серега не шевелился.

Из среды оскорбленных был выделен мститель. Остальные неспешно проследовали в партер, расположенный на другой стороне дороги, предвкушая сладостное зрелище. Серега не шевелился, сладостно затягиваясь сигареткой.

Мститель разбежался.

И пнул.

Пудовую гирю.

Опустим завесу жалости над этой печальной сценой.
redtigra: (Default)
Сколько раз падала за три года верховой езды на открытом манеже - и в грязь, и на смерзшуюся землю - ни разу не получила ни одного синяка. Шесть лет фигурного катания сказались? На прыжках, правда, бог миловал - не кувыркалась. Шею надломила, когда любимый Флоренс понес, а я, дура, струсила, - это было, - слава богу, до конца не доломала, но больше, кстати, никогда не боялась, хороший получился урок. А синяков не было. Вернее, был один, но не от падения - когда мой ухажер (понесли его черти) решил угостить и напугал ганновера Ганса, и тот, шарахнувшись с перепугу ко мне, опустил мне подкову точнехонько на мысок мягчайшей кожи итальянского сапога. Здоровый был, черт. Синяк цветился на всю плюсну, и два дня я перемещалась исключительно по квартире, благо были каникулы; но кости почему-то уцелели.

Расскажу сейчас старую байку, я ее часто рассказываю, ну вот и запишу, пожалуй.Read more... )

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
91011 12 131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 08:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios