redtigra: (Default)
Мина рассказала.

На прошлой конюшне, "Аркосе" жил да был фриз. Ну тут все уже знают, кто такие фризы, да? Если не знаете - только намекните, не жалуйтесь потом.

Словом, жил-поживал фриз. Жеребец. Собственно, их там было несколько, но мы про одного сейчас, конкретного.


(картинка отсюда)

И вот однажды решили фриза вывести побегать по площадке. Надели недоуздок да и пустили носиться - летать, как говорят чехи - по песочку. Лошади это любят.

Носился фриз, носился, и думает - а чем я не птица? Тут песок, а там, за оградой, трава. Сейчас кааааак полечу!

И полетел. Прямо вот задними ногами толкнулся и полетел через ограду. Грива по ветру, хвост по ветру. Ну вы себе представляете.

А ограда стандартно - метр-сорок примерно. Может, метр пятьдесят. Это уже очень неслабый паркур. То есть, прямо скажем, профессиональный паркур.

А фризы - они красивые очень. Они выездку бегают и в упряжи им равных поискать. А вот прыгают они... не фонтан. Тяжелые очень. Как говорит один хороший человек - туго набиты лошадкой. То есть у них близкие отношения с гравитацией. Гравитация увидела летящего фриза и завопила "КУДА?!" прямо на полпути.

Вышел неудобняк. Потому что передние ноги перелетели, а задние нет. Присутствующим открылась незабываемая картина "Лошадь на заборе".

К счастью, у фризов в среднем склад характера флегматический. Какой-нибудь чешский теплокровник на его месте с ума бы сошел от ужаса, всех бы поубивал и сам бы убился, как пить дать. А к фризу от встряски вернулся национальный фризский характер. Поэтому фриз задумчиво повис на заборе, томно оглядывая окрестности и поэтически тоскуя о недосягаемости вон того репейника.

Через пару минут пришли двое конюхов покрепче, сказали непечатно, крякнули и перекинули фриза на площадку. А потом взяли за недоуздок и повели пузо смазывать и утешать яблоком.

Фриз на яблоко согласился, пузо замазать дал - и долго еще собирал дань с прихожих восторженных почитателей, и шепот "Это тот самый!" обоснованно брал на свой счет.
redtigra: (bebebe)
Путать написание омонимов - беда, которой не чужды даже люди с куда более свободным английским, чем у меня сейчас и тем более чем у меня три года назад. Нейтив-спикеры, в целом, народ ко всему привычный, да и, думаю, я не первая, кто путает gay и guy, и все-таки, полагаю, не стоило мне начинать письмо вопросительно-ругательного содержания, адресованное нескольким десяткам работникам трех организаций, в том числе небезызвестной AT&T, так вот, говорю, наверное, все-таки не стоило мне начинать это письмо с залихватского "Привет, пидорасы!". Одна буква, а какая разница.

Нехорошо получилось. Хотя на жизнь мою никак не повлияло, если не считать того, что мой тогдашний напарник, а ныне добрый приятель до сих пор мне эту опечатку поминает при каждом удобном случае. Он тоже был среди адресатов.

Со временем у меня достаточно вырос словарный запас, чтобы появились "любимые" путаники (помнится, когда-то моя подруга путала слова "артефакт" и "паллиатив". Без всякой видимой причины.). Скажем, я путаю ancient (старинный) и anxious (тревожный, нервный). Или passion (страсть) и patience (терпение). Или - to hug (обнимать) и to hang (повесить, подвесить, hangman - висельник).

В моей конторе отделам ежеквартально выделяется бюджет на тренинги так называемых soft skills - то есть навыков вроде работы в команде или управления временем. Этот бюджет надо осваивать, поэтому все мы ходим на такие мероприятия время от времени. Давеча и я пошла способствовать освоению средств на тренинг под названием "Ассертивность".

Тренинг оказался на английском. Тетка оказалась живая, интересная, британка по происхождению (забавно, она говорит if I was you, меня всю жизнь учили, что там were), тренинг получился вполне увлекательный. В частности, она давала в общих чертах уже читанный мной когда-то транзакционный анализ Бёрна. В качестве примера давалась ситуация - ребенок крутится на кухне, у плиты, его несколько раз предупреждают, что плита горячая, и все-таки он за плиту хватается, естественно, обжигается и начинает вопить. Что нужно сделать?

Воцарилась секундная пауза, а потом красиво выщипанные брови преподавательницы взметнулись прямо под филированную челочку. В наступившей тишине я громко и уверенно произнесла:

- To hang him.
redtigra: (bebebe)
Путать написание омонимов - беда, которой не чужды даже люди с куда более свободным английским, чем у меня сейчас и тем более чем у меня три года назад. Нейтив-спикеры, в целом, народ ко всему привычный, да и, думаю, я не первая, кто путает gay и guy, и все-таки, полагаю, не стоило мне начинать письмо вопросительно-ругательного содержания, адресованное нескольким десяткам работникам трех организаций, в том числе небезызвестной AT&T, так вот, говорю, наверное, все-таки не стоило мне начинать это письмо с залихватского "Привет, пидорасы!". Одна буква, а какая разница.

Нехорошо получилось. Хотя на жизнь мою никак не повлияло, если не считать того, что мой тогдашний напарник, а ныне добрый приятель до сих пор мне эту опечатку поминает при каждом удобном случае. Он тоже был среди адресатов.

Со временем у меня достаточно вырос словарный запас, чтобы появились "любимые" путаники (помнится, когда-то моя подруга путала слова "артефакт" и "паллиатив". Без всякой видимой причины.). Скажем, я путаю ancient (старинный) и anxious (тревожный, нервный). Или passion (страсть) и patience (терпение). Или - to hug (обнимать) и to hang (повесить, подвесить, hangman - висельник).

В моей конторе отделам ежеквартально выделяется бюджет на тренинги так называемых soft skills - то есть навыков вроде работы в команде или управления временем. Этот бюджет надо осваивать, поэтому все мы ходим на такие мероприятия время от времени. Давеча и я пошла способствовать освоению средств на тренинг под названием "Ассертивность".

Тренинг оказался на английском. Тетка оказалась живая, интересная, британка по происхождению (забавно, она говорит if I was you, меня всю жизнь учили, что там were), тренинг получился вполне увлекательный. В частности, она давала в общих чертах уже читанный мной когда-то транзакционный анализ Бёрна. В качестве примера давалась ситуация - ребенок крутится на кухне, у плиты, его несколько раз предупреждают, что плита горячая, и все-таки он за плиту хватается, естественно, обжигается и начинает вопить. Что нужно сделать?

Воцарилась секундная пауза, а потом красиво выщипанные брови преподавательницы взметнулись прямо под филированную челочку. В наступившей тишине я громко и уверенно произнесла:

- To hang him.
redtigra: (lazy)
Тут [livejournal.com profile] apazhe подогнал ссылку. Мол, фибероптик в огне не тонет и в воде не горит, и падающий дом может удержать.

Я вам вот что скажу - дом удержит, а человека нет.

Давным-давно, когда оптика была куда дороже, чем ныне, это был основной довод для перехода - неубиваемое соединение. Разве что бульдозером порвут, копая траншею, но вероятность невелика. Теперь я знаю - бульдозер необязателен.

Вчера в субботу раздался звонок нашего "ответственного за все" - есть у нас такой человек. Американец со скандинавским именем и отличным русским языком.

- Женья, - печально сказал мягкий голос, - у менья плёхие ньовостьи. Нам пьеререзали кабель...

Расследование показало, что гастарбайтерам, работающим на достройке арендуемого нами здания, повели рукой и сказали - очистить тут все.

Короб, в котором проложена магистраль, белый и в глаза не бросается.

Зато он подпадает под определение "всего", что надо очистить.

Вопрос решился одним гастарбайтером и болгаркой.

Четыре оптоволоконных кабеля, дающих всю телефонию и все данные, даже не вспискнули, отдавая богу душу.

Гастарбайтеры оказались добросовестные, поэтому они честно вынесли весь короб. В оптомагистрали дыра 15 метров. Хрен срастишь. Надо перекладывать. Телефонию переложили, данные переложат только завтра.

Зачем нам кузнец... пожар или землетрясение. У нас политика cost saving. Мы угробим собственную связь без изменения мирового климата, задешево. Одним гастарбайтером и одной болгаркой.
redtigra: (Default)
Тут [livejournal.com profile] apazhe подогнал ссылку. Мол, фибероптик в огне не тонет и в воде не горит, и падающий дом может удержать.

Я вам вот что скажу - дом удержит, а человека нет.

Давным-давно, когда оптика была куда дороже, чем ныне, это был основной довод для перехода - неубиваемое соединение. Разве что бульдозером порвут, копая траншею, но вероятность невелика. Теперь я знаю - бульдозер необязателен.

Вчера в субботу раздался звонок нашего "ответственного за все" - есть у нас такой человек. Американец со скандинавским именем и отличным русским языком.

- Женья, - печально сказал мягкий голос, - у менья плёхие ньовостьи. Нам пьеререзали кабель...

Расследование показало, что гастарбайтерам, работающим на достройке арендуемого нами здания, повели рукой и сказали - очистить тут все.

Короб, в котором проложена магистраль, белый и в глаза не бросается.

Зато он подпадает под определение "всего", что надо очистить.

Вопрос решился одним гастарбайтером и болгаркой.

Четыре оптоволоконных кабеля, дающих всю телефонию и все данные, даже не вспискнули, отдавая богу душу.

Гастарбайтеры оказались добросовестные, поэтому они честно вынесли весь короб. В оптомагистрали дыра 15 метров. Хрен срастишь. Надо перекладывать. Телефонию переложили, данные переложат только завтра.

Зачем нам кузнец... пожар или землетрясение. У нас политика cost saving. Мы угробим собственную связь без изменения мирового климата, задешево. Одним гастарбайтером и одной болгаркой.
redtigra: (Default)
Полагаю, все, кто сейчас видят этот пост, в курсе, что моя непосредственная начальница и милая нам обоим родная морда - это одно и то же лицо. То есть этим никого не удивишь. Поэтому после того, как я съездила на работу, набившись аспирином под завязку, не заехать ко мне посмотреть - жива ли я, было бы безобразием по всем параметрам, конечно.

Ездила я на работу потому, что на пару дней приехал мой второй менеджер (у нас их много, ага). Помимо того, что я просто люблю общаться с Джоном, еще и следовало встретиться и поговорить по текущим делам. Тут следует добавить, что Джон уже некоторое время пытается перетащить меня в один из других своих проектов, и я тоже за, но пока по ряду причин бюрократического свойства дело не срастается. Джон, человек обязательный и очень ответственный, каждый наш разговор, телефонный или личный, не упускает случая сказать, что он всячески looking forward, и чтобы я keep to be patient, и вообще, на что я с той же сдержанной страстью отвечаю, что я всячески за и вполне терпеливо жду - что чистая правда. Я охотно перейду, если фишка ляжет, но подо мной не печет. От общения я, как всегда, получила изрядное удовольствие и весь вечер потом крутила в голове разговор.

После общения я сгребла дожидавшиеся меня цветы и поехала домой. А еще пару часов спустя приехала Анечка в состоянии "посадить и не трогать". Я и посадила, и сделала ей кофе; мы и помолчать можем, нам нетрудно.

Однако после кружки кофе Анька несколько оживилась и включилась.
- О чем говорили с Джоном?
- .... (идет длинная тирада о проблемах, обсуждаемых с Джоном. Анька полусонно, но заинтересованно кивает).
Небольшая пауза.
Анька: - Как там Сашка, в своем отъезде?
Я: - Да вроде тьфу трижды. Здоров, бродяч, ловит мне подарки в весенней воде.
Снова пауза, блаженное потребление горячих жидкостей.
Я (думая о своем, не переключившись): - О чем-то мы ведь еще говорили... Ну да, он, конечно, сказал, что по-прежнему меня хочет... Как всегда, впрочем.

Как я понимаю, в этот момент у Аньки отваливается челюсть и глаза вылезают в область лба, но я смотрю в чашку. Надо сказать, что Анечка любую информацию относительно меня (и нас)выслушивает, особо бровью не поведя, а если удивлена - то старается этого никак не выдать.

- Ну разумеется, - осторожно произносит Анька. - А чего он вдруг?

- Ну, - говорю я невозмутимо, - это все тянется и тянется, надо же ему поддерживать тлеющий огонь в угольях...

- Э-ээ... - говорит Анечка совсем странным голосом. - Ну да, конечно...

- Ну здрасьте, - говорю я. - Ты что - забыла? Я тебе полгода об этом говорю, и он тоже. Джон давно меня хочет в релиз-инжиниринг...

О, как мы ржали...
redtigra: (Default)
Полагаю, все, кто сейчас видят этот пост, в курсе, что моя непосредственная начальница и милая нам обоим родная морда - это одно и то же лицо. То есть этим никого не удивишь. Поэтому после того, как я съездила на работу, набившись аспирином под завязку, не заехать ко мне посмотреть - жива ли я, было бы безобразием по всем параметрам, конечно.

Ездила я на работу потому, что на пару дней приехал мой второй менеджер (у нас их много, ага). Помимо того, что я просто люблю общаться с Джоном, еще и следовало встретиться и поговорить по текущим делам. Тут следует добавить, что Джон уже некоторое время пытается перетащить меня в один из других своих проектов, и я тоже за, но пока по ряду причин бюрократического свойства дело не срастается. Джон, человек обязательный и очень ответственный, каждый наш разговор, телефонный или личный, не упускает случая сказать, что он всячески looking forward, и чтобы я keep to be patient, и вообще, на что я с той же сдержанной страстью отвечаю, что я всячески за и вполне терпеливо жду - что чистая правда. Я охотно перейду, если фишка ляжет, но подо мной не печет. От общения я, как всегда, получила изрядное удовольствие и весь вечер потом крутила в голове разговор.

После общения я сгребла дожидавшиеся меня цветы и поехала домой. А еще пару часов спустя приехала Анечка в состоянии "посадить и не трогать". Я и посадила, и сделала ей кофе; мы и помолчать можем, нам нетрудно.

Однако после кружки кофе Анька несколько оживилась и включилась.
- О чем говорили с Джоном?
- .... (идет длинная тирада о проблемах, обсуждаемых с Джоном. Анька полусонно, но заинтересованно кивает).
Небольшая пауза.
Анька: - Как там Сашка, в своем отъезде?
Я: - Да вроде тьфу трижды. Здоров, бродяч, ловит мне подарки в весенней воде.
Снова пауза, блаженное потребление горячих жидкостей.
Я (думая о своем, не переключившись): - О чем-то мы ведь еще говорили... Ну да, он, конечно, сказал, что по-прежнему меня хочет... Как всегда, впрочем.

Как я понимаю, в этот момент у Аньки отваливается челюсть и глаза вылезают в область лба, но я смотрю в чашку. Надо сказать, что Анечка любую информацию относительно меня (и нас)выслушивает, особо бровью не поведя, а если удивлена - то старается этого никак не выдать.

- Ну разумеется, - осторожно произносит Анька. - А чего он вдруг?

- Ну, - говорю я невозмутимо, - это все тянется и тянется, надо же ему поддерживать тлеющий огонь в угольях...

- Э-ээ... - говорит Анечка совсем странным голосом. - Ну да, конечно...

- Ну здрасьте, - говорю я. - Ты что - забыла? Я тебе полгода об этом говорю, и он тоже. Джон давно меня хочет в релиз-инжиниринг...

О, как мы ржали...
redtigra: (bebebe)
Что-то курица начала занимать в моей жизни неприлично большое место... впрочем, оно и понятно. Вкусно, раз, и быстро и легко готовится, что в нашей жизни немаловажно, - два.

Давным-давно, когда деревья были большими, а мы со Стр - не очень, мы снимали комнату в коммуналке на Коломенской и жили на мою стипендию плюс на что придется. Приходилось нерегулярно и немного, так что в те времена в гости к нам часто приезжали с едой (как правило, опять-таки с курицей). Тем не менее, жили - не тужили, а однажды, кажется, именно что со стипендии, Стр приволок упаковочку куриных... как это сказать? Ляжек? Ножек? Ну словом, часть ноги от стопы до колена. Дело в том, что я именно эту часть очень люблю. Так что это было "побаловать". Произведены на свет эти ножки были в птицехозяйстве "Синявино". Как вы яхту назовете, так она и...

Я обрадовалась и сунула куроноги в духовку. Через положенное время я их оттуда извлекла, и мы задумчиво уставились на результат. Тогда впервые (и до сего момента в последний раз) я увидела изумительный коричневый цвет с синюшным оттенком. Я слышала, что на всяких вегетарианских курсах людям объясняют, что мясоеды едят приготовленные трупы. Так вот, эти ноги могли служить наглядным пособием. Это были именно приготовленные трупы, причем несколько полежавшие. Синюшный оттенок под жареной корочкой неумолимо напоминал о прозекторской - и немного о Гринуэе. Стрейнджериные небогатые зубы не смогли справиться с этим вовсе, у меня получилось тоже так себе. Мне удалось подцепить волокно и потянуть на себя. Волокно потянулось. Отчаявшись порвать тугую плоть, я расцепила зубы - волокно упруго вернулось на место с негромким, но отчетливым "пэу". Мы смеялись весь вечер, и если правда, что пять минут смеха равны стакану сметаны - мы получили ужин за наши деньги.

Шли годы, мы перестали снимать комнату, а потом перестали снимать вовсе, и курица, как и мясо, перестала прилетать только на мою стипендию. Больше нам такого синеватого пупырчатого великолепия не попадалось - правда, мы никогда не покупали синявинских кур. Последние пару лет мы покупаем охлажденную курятину в "Ленте" и не знаем забот.

Но случилась накладка. Мясо в доме кончилось, Стр уехал в Москву, а я... заболела. Привычным бронхитом, не позволяющим толком ни думать, ни жить. Однако на вокзал за Стр я все же съездила - и мы решили заглянуть в "Пятерочку", чтобы до времени перебиться тем, что там найдем.

"Пятерочка" выглядела неприветливо и выдала нам курицу птицефабрики "Роскар". Я уже температурила, поэтому в подробности мороженой куры не вглядывалась, Стр же был куда больше озабочен полуобморочной женой, чем курицей. Да и то, сроду мы их в "Ленте" не разглядывали. Взял, приготовил. Делов.

Размороженная в микроволновке курица пугала величиной и обилием пупырышек. Тем не менее, Стр смазал ее солью, залил молоком и сунул блюдо в духовку.

Через час я обнаружила его, задумчиво поливающего курицу остатками молока.

- Как ты думаешь, - сказал Стр, - это можно есть?

Я завороженно смотрела на пробивающийся из-под пупырчатого "загара" синюшный цвет.

Ну что сказать... Я под температурой есть не хотела, но и хоти я - боюсь, мне бы было это не под силу. СИльно оголодавший Стр, тем не менее, половину подмел. Вторую половину он подметать не решился - остыв, курица стала просто потусторонне ужасна: сине-коричневая, в огромных пупырышах, в вытопившемся жире, в котором плавали странные коричневые хлопья неизвестного происхождения...

Словом, два дня спустя, вчера вечером, я отдала эту половину кошкам, памятуя их любовь к жареной курице.

Кошки, однако, не воспылали. Обнюхали, попробовали на зуб и ушли, не сумев сходу прокусить шкуру. Курица пролежала несколько часов, пока, наконец, младшая не придумала, что делать.

Помните звук "пэу"? Не знаю, почему, но плоть подобных куриц обладает изумительной упругостью. Поэтому обращаться с ней надо так.

Тушка берется и выносится на линолеум. Ковер не подходит - он не скользкий.

После этого тушка тщательно прижимается двумя лапами, зубами вцепляетесь в подходящее волокно и тянете на себя. Есть риск, что оно порвется - ну тогда вам достанется кусочек невкусной курицы. Проглотите его и выберите новое волокно.

Натяжение должно происходить до интуитивного предела "щас лопнет". После чего - высший пилотаж - необходимо ОДНОВРЕМЕННО отпустить лапы и зубы и даже слегка податься назад.

Отпущенная курица, радостно подпрыгивая, летит по линолеуму птицей, простите за каламбур, подгоняемая пинком собственного упругого тела.

Дополнительный бонус - пока она летит, за ней можно погнаться, ловя на лету.

Кухню мне сегодня придется мыть, но это я переживу. За такой цирк не жалко.

А я-то понять не могла - чем младшая кошка невнятно бумкала полночи...

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
91011 12 131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 08:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios